автореферат и диссертация по психологии 19.00.05 для написания научной статьи или работы на тему: Защитное и совладающее поведение в дисфункциональной семье в период кризиса

Автореферат по психологии на тему «Защитное и совладающее поведение в дисфункциональной семье в период кризиса», специальность ВАК РФ 19.00.05 - Социальная психология

Диссертация по психологии на тему «Защитное и совладающее поведение в дисфункциональной семье в период кризиса», специальность ВАК РФ 19.00.05 - Социальная психология

Автореферат диссертации по теме «Защитное и совладающее поведение в дисфункциональной семье в период кризиса»

На правах рукописи

Гущина Татьяна Владимировна

ЗАЩИТНОЕ И СОВЛАДАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ В ДИСФУНКЦИОНАЛЬНОЙ СЕМЬЕ В ПЕРИОД КРИЗИСА

Специальность 19.00.05 — социальная психология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Работа выполнена в Костромском государственном университете им. H.A. Некрасова на кафедре социальной психологии

Научный руководитель: кандидат психологических наук, профессор

Крюкова Татьяна Леонидовна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Нижегородцева Надежда Викторовна

кандидат психологических наук, доцент Сапоровская Мария Вячеславовна

Ведущая организация: Российский педагогический государственный

Университет им. А.И. Герцена, г. Санкт-Петербург

Защита состоится »^¿¿¿г^ 2005г. часов на заседании

диссертационного совета К 212.094.03 в Костромском государственном университете им. H.A. Некрасова по адресу: 156961, г. Кострома, ул.1 Мая, д. 16а, корпус «В», ауд. 11.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Костромского государственного университета им. H.A. Некрасова

Автореферат разослан «^¿¿и^ 2005 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета Р’ Миронова Т. И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Возросший интерес специалистов разных областей (социологов, психологов, педагогов) к проблеме семьи, особенно в конце 20 — начале 21 века, можно объяснить, на наш взгляд, тем, что в эпоху нестабильности российского общества, именно семье отводят стабилизирующую роль. Являясь непрерывно действующим институтом, обладающим значительной инерцией во многих аспектах, имеющим тысячелетний опыт, семья оказалась наиболее устойчивой к произошедшим изменениям и экспериментам. Тем не менее, семья чутко реагирует на социально-экономические и политические процессы, происходящие в обществе, путем изменения в системе внутрисемейных отношений. Увеличение числа проблемных семей во время переходных, кризисных периодов общественного развития иллюстрирует эту зависимость (С. Голод, 1997, Г. Крайг, 2000).

Необходимо изучение семьи как фактора, воздействующего на человека (Дружинин В.Н., 2000): семья может выступать как источником стресса, так и социальной поддержки. В связи с этим чрезвычайно актуальными и малоизученными являются проблемы взаимоотношений в семье и совладания семьи с жизненными трудностями (стрессами) (А.И. Тащева, 2005, T.JI. Крюкова, 2004).

Семейное неблагополучие могут вызывать как макро — так и микросредовые факторы: социальная политика и экономика общества, состав и структура семьи, уровень ее материального благополучия, а так же качество выполнения семейных функций, семейный психологический климат. Традиционно различают нормально функционирующие и дисфункциональные семьи (В. Сатир, 1992, Р. Хилл, 1948, А.Е. Личко, 1989, Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис, 1999, Варга АЛ., В.В. Столин, 1986, O.A. Карабанова, 2004, H.H. Посысоев, И.А. Можаровская, 2004). Психологическая атмосфера дисфункциональной семьи оказывает деформирующее давление на ее членов. Наиболее уязвимыми в этом случае оказываются дети, хотя личностная деформация происходит не во всех случаях (Р. Скиннер, Д. Клииз, 1998).

Данная работа направлена на изучение дисфункциональной семьи, особенностей защитного и совладеющего поведения ее членов в период кризиса. Под кризисом мы понимаем ситуацию изъятия органами опеки или вынужденного ухода ребенка из семьи по причине безнадзорности или жестокого обращения с ним родителей. В большинстве случаев речь идет о возможном распаде семьи.

Для ребенка из дисфункциональной (особенно алкогольной) семьи существует реальная угроза приобретения статуса сироты. Показано, что основной причиной социального сиротства является, прежде всего, потеря материнского воспитания. Источником психических нарушений у таких детей выступают нарушенные детско-родительские взаимоотношения, в том числе, неэффективное и девиантное у-«(А И Ч^шр»» 1995, В.И.

РОС. НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА

Брутман, А .Я. Варга, 2002, Е.С. Калмыкова, М.А. Падун, 2002, А. Миллер, 2001, Д. Винникот. 1998, Р. Шпитц, 2002, Дж. Боулби, 2004, и др.).

Родителей в ситуации лишения их родительских прав однозначно рассматривают как фактор, негативно влияющий на ребенка, его физическое и эмоциональное состояние. Несмотря на то, что в настоящее время социальная политика помощи семье нацелена на сохранение, поддержку и социально-психологическую коррекцию дисфункциональной семьи, усилия специалистов социальных служб часто бывают направлены на окончательный разрыв ребенка с семьей, ограждение его от негативного влияния родителей.

Мы считаем, что необходимо более тщательно исследовать кризисную ситуацию, наличие у девиантной матери ресурсов, обеспечивающих способности к изменению ситуации и совладанию. В данной работе мы рассматриваем взаимоотношения девиантной матери и ребенка как неоднозначно влияющие на детское защитное и совладеющее поведение.

Известно, что трудные жизненные ситуации проверяют семейную систему на прочность и способность восстанавливать силы после перенесенного стресса (resilience) (Н. McCubbin, 1983). Особый интерес для нас представляет изучение возможностей членов семьи по организации собственного поведения в такой ситуации — либо в форме психологической защиты от неприятных переживаний, либо в виде конструктивной активности, направленной на решение проблемы. Преобладание того или иного стиля реагирования (защитного или совладающего) характеризует проявление субъектности и отдельного человека (члена семьи) и семьи как группы.

С точки зрения психологии субъекта, различная степень осуществления собственных планов связана с различной мерой активности, интегративности и самоопределения личности как субъекта деятельности и жизни (C.J1. Рубинштейн, 2001, К.А. Абульханова, 2002, А.В. Брушлинский, 2000, 2003, В.В. Знаков, 2003, Е.А. Сергиеенко, 2004).

Понятие психологической защиты или защитного поведения (defensive behaviour) появилось в психотерапевтической практике в конце 19 века (З.Фрейд, 1894, А.Фрейд, 1927) и является предметом исследований в современной науке (Р.М.Грановская, 1984, Э.И. Киршбаум, А.И. Еремеева, 1993, Л.Р. Гребенников, Е.С. Романова, 1996, Е.В. Чумакова, 1998, В.Г. Каменская, 1999, Д. Паркер и Н. Эндлер,-1990). Проблема совладающего со стрессом поведения, активно разрабатываемая за рубежом (R.S. Lazarus, 1980, 1986; R.S. Lazarus, S. Folkman, 1984; N.S. Endler, J.D.A.Parker, 1990), с 90-х годов стала сферой научных интересов российских ученых (JI.A. Китаев-Смык, 1983, Л.И.Анцыферова, 1994, В.М. Ялтонский, 1995, Н.Ф. Михайлова, 1998, P.M. Грановская, И.М. Никольская, 2000, Т.Л. Крюкова, 2001, М.В. Сапоровская, 2002, Е.В. Куфтяк, 2003, О.Б. Подобина, 2004, Е.А. Белан, 2004).

Представленный нами аспект изучения защитного и совладающего поведения в дисфункциональной семье, находящейся в ситуации кризиса,

является необходимым, дополняющим общую картину изучения этого феномена. Особого интереса, на наш взгляд, заслуживает профилактика уязвимости членов семьи к стрессу, развитие жизнестойкости, обучение навыкам совладающего поведения. Наиболее нуждаются в этом дети из дисфункциональной семьи.

Проблема диссертационного исследования заключается в следующем: каковы особенности и соотношение защитного и совладающего поведения в дисфункциональной семье в период кризиса. Как проявляются и влияют механизмы психологической защиты и стратегии совладающего поведения девиантных матерей на способы адаптации их детей.

Цель исследования: изучить, как соотносятся использование механизмов психологической защиты и выбор стратегий совладающего поведения у детей и их матерей в дисфункциональной семье в период кризиса.

проанализировать существующие в научной литературе представления о дисфункциональной семье, деструктивных семейных, в первую очередь, детско-родительских отношениях, девиантном материнстве, особенностях защитного и совладающего поведения матери и ее ребенка.

разработать комплекс методик, адекватный поставленным задачам исследования, имея в виду закрытость дисфункциональных семей для изучения. Разработать и апробировать авторскую методику для изучения совладающего поведения у детей дошкольного возраста.

1. Организовать и провести исследование с целью выявления социально-психологических трудностей в дисфункциональной семье в представлении детей и их матерей.

2. Изучить взаимоотношения девиантной матери и ее ребенка в дисфункциональной семье в период кризиса.

3. Выявить особенности защитного и совладающего поведения у детей и их матерей в дисфункциональной семье в период кризиса, степень влияния сложившихся у девиантных матерей стилей защитного и совладающего поведения на выбор детьми способов адаптации.

Общая гипотеза исследования

В дисфункциональной семье в период кризиса защитное и совладающее поведение связаны между собой (как и в любой другой семье), при этом защитное поведение существенно преобладает над совладающим. В большей степени защитное поведение выражено у взрослых (матерей).

Частные гипотезы исследования: • Наличие объективных трудностей в жизни дисфункциональной семьи отрицается членами семьи (чаще матерью) до момента наступления кризиса — изъятия ребенка из семьи.

• Одним из источников социально-психологических трудностей членов дисфункциональных семей являются деструктивные отношения между ними, в том числе, детско-родительские. Под воздействием кризиса эти отношения, выражающиеся в уровнях ответственности, контроля и любви, изменяются.

• Защитное поведение матерей выражено более жестко, чем у детей. Наряду с использованием механизмов психологической защиты, дети и их матери из дисфункциональной семьи особым образом совладают с переживаемой кризисной ситуацией.

• Существует связь между использованием определенных механизмов психологической защиты и выбором стратегий совладающего поведения у детей и их матерей. Защитное и совладающее поведение матерей влияет на защитное и совладающее поведение детей.

• Характер взаимоотношений и взаимодействия между девиантной матерью и ее ребенком влияет на защитное и совладающее поведение детей. Девиантность матери определяет непродуктивность совладания и усиливает выраженность механизмов психологической защиты у детей.

Объект исследования — защитное и совладающее поведение в дисфункциональной семьи в период кризиса.

Предмет исследования — соотношение использования конкретных механизмов психологической защиты и выбора стратегий совладающего поведения детьми и их матерями в дисфункциональной семье в период кризиса.

Дисфункциональная семья рассмотрена с точки зрения особенностей защитного и совладающего поведения ее членов в период кризиса. Выявлена и описана феноменология и соотношение защитного и совладающего поведения членов этой семьи.

Установлено влияние особенностей взаимоотношения и взаимодействия девиантных матерей и их детей (разных возрастов) на характеристики защитного и совладающего поведения детей.

Определены роль и значение использования защитного и совладающего поведения у матерей и детей из дисфункциональных семей в процессе семейной дезадаптации.

Создан комплекс методик для психодиагностики и одновременной психокоррекции поведения членов дисфункциональных семей.

Положения, выносимые на защиту

1. В жизни дисфункциональной семьи социально-психологические трудности отрицаются членами семьи, особенно матерью, до момента изъятия ребенка из семьи. Кризисная ситуация способствует осознанию женщинами наличия семейных проблем, но у них отсутствует навык и возможности совладания, недостаточны личностные ресурсы (низкая самооценка, внешний локус контроля, конфронтация с проблемой), а также выражено жесткое защитное поведение.

2. Основными носителями социально-психологических трудностей в дисфункциональной семье являются сами девиантные матери, что

проявляется в их деструктивных взаимоотношениях и взаимодействии с детьми.

3. В поведении матерей более всего выражены такие механизмы психологической защиты как формирование реакции, интеллектуализация и проекция. У девиантных матерей в большей степени, чем у детей, выражено регрессивное поведение. У детей более всего выражены механизмы отрицания, интеллектуализации и компенсации. Дети, особенно младшего школьного возраста наиболее чувствительны к изменению выраженности материнской проекции, так как проекция девиантных матерей часто направлена на собственных детей.

4. Наряду с выраженным защитным поведением дисфункциональная семья выбирает непродуктивные способы совладания с жизненными трудностями. Родители и дети используют, в основном, стратегии избегания и эмоционально-экспрессивные способы совладающего поведения, более деструктивно это проявляется у матерей. Проблемно-ориентированный стиль совладания у девиантных матерей имеет свои особенности (они анализируют проблему, но не переходят к конкретным действиям).

5. Защитное поведение девиантных матерей в большей мере, чем их совладающее поведение связано и оказывает влияние на защитное и совладающее поведение их детей. Несовладание матери усиливает выраженность защитного повеления детей и определяет выбор у них копинг-стратегий избегания и отвлечения, которые являются для детей единственно продуктивными способами совладания в кризисной семейной ситуации.

6. Девиантное материнство является причиной несовладания детей с трудностями, хотя в то же время взаимоотношения с матерью являются для детей ресурсными. Надежда на возвращение домой (к матери) влияет на стремление совладать и эффективность совладания детей с кризисной ситуацией, выражающееся в относительно быстрой адаптации к новым условиям, например, реабилитационного центра. Так как индивидуальный стиль совладающего поведения складывается в подростковом возрасте, целесообразно обучать детей, начиная с дошкольного возраста, социально-ценным навыкам совладания.

Практическая значимость работы состоит в разработке психодиагностического комплекса для выявления особенностей защитного и совладающего поведения у представителей дисфункциональных семей, который используется психологами, работающими с дисфункциональными семьями. Результаты исследования представляют интерес для психологической, педагогической, психотерапевтической практики и социальной работы.

Материалы исследования широко использованы при создании спецкурсов «Психология семьи», «Психология девиантного поведения», «Социальные стрессы» для студентов психолого-педагогических и социально-ориентированных специальностей в Костромском государственном университете и Костромском государственном технологическом университете.

На основании результатов исследования построена программа психокоррекционной работы Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних г. Костромы, направленная на обучение детей из дисфункциональных семей социально-ценным копинг-навыкам.

Апробация результатов исследования

Основные результаты исследования были представлены и обсуждены на кафедре социальной психологии Костромского государственного университета им Н.А.Некрасова, докладывались на межрегиональной научно-практической конференции (Кострома, 2002), межрегиональной практической конференции «Кризис индентичноста и проблемы становления гражданского общества» (Ярославль, 2003), международной конференции «Культурно-исторический подход и проблемы творчества» (Москва, 2003), 3-ей международной конференции по психологии «В.М. Бехтерев и современная психология», (Казань, 2005).

В 2004 году автором создана и в течение четырех месяцев апробирована программа «Формирование навыка совладающего поведения у детей, лишенных родительского попечения». В обучающей программе приняли участие дети в возрасте 14-16 лет, находившиеся в Социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних г. Костромы.

Основой исследования является системная полипарадигмальная методология: субъектно-деятельностный подход к изучению социально-психологических явлений (С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова, A.B. Брушлинский); психоаналитические теории психологической защиты (3. Фрейд, А. Фрейд, Г. Келлерман, Р. Плутчик); транзакциональная когнитивная теория стресса и копинга (Р. Лазаруса); отечественный подход к психологическому совладанию со стрессовыми трудными жизненными ситуациями (Л.И. Анцыферова, В.А Бодров, Л.А. Китаев-Смык, Т.Л Крюкова, Н.Ф Михайлова, И.М. Никольская, H.A. Сирота, В.М. Ялтонский); теоретические основы социальной психологии и социальной психологии семьи (А.Я. Варга, В.Н. Дружинин. А.И. Захаров, С.А. Кулаков, O.A. Карабанова, В.Н. Мясищев, В.Н. Панферов, Л.А. Регуш, A.C. Спиваковская, Э.Г. Эйдемиллер, Д. Майерс, R.Hill, H.I. McCubbin, Z. Rubin); социально-психологический и психотерапевтический подходы к изучению девиантного материнства и социального сиротства (Дж Боулби, Р. Шпитц, Д. Винникот, А.И.Захаров, В.И. Брутман, А.Я. Варга, И.Ю. Хамитова, Е.С. Калмыкова, М.А. Падун, А. Миллер и др.).

В исследовании использовался, в основном, идиографический метод, а так же:

— теоретический анализ социально-психологической, социологической и психолого-педагогической литературы по проблеме диссертационного исследования;

— активно использовался метод включенного наблюдения;

— качественный и количественный анализ результатов с применением методов математической статистики.

Для решения поставленных задач и проверки исходных гипотез был сформирован методический комплекс, включающий интервью, опросники, тесты, проективные методы, наблюдение, обобщение независимых экспертных оценок, анализ внешних критериев (всего 11 методик).

Для статистической обработки данных применялись программы 51айз1ка 6.0. Критериями анализа были: критерии различий Манна-Уитни (Ц), коэффициент связи признаков — ранговой корреляции Спирмена (г), критерий Фишера, множественный регрессионный анализ для определения детерминации одной переменной другими. Комплексный подход к исследованию личностных и социально-психологических феноменов в различных социальных контекстах позволили сочетать современную психометрическую диагностику, качественный анализ материалов наблюдения, опроса, экспертных оценок, учет внешних критериев и методы действия.

Исследование проводилось на базе Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних г. Костромы в течение 3-х лет (2002-2005 гг.).

Участники исследования: всего было исследовано 197 человек (матери и дети), представителей дисфункциональных семей. Окончательная выборка составила 47 детей (возраст от 5 до 16) и 25 женщин-матерей (в возрасте от 25 до 47 лет). Всего осуществлено 314 наблюдений.

В исследовании участвовали 10 воспитателей, работающих в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних, выступивших экспертами поведения детей и матерей. Все эксперты обладают необходимой квалификацией, подтвержденной аттестационными документами, необходимыми знаниями по предмету исследования, а также были обеспечены картами-схемами наблюдений за испытуемыми.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, списка литературы, в который вошли 153 источника на русском и 22 на иностранных языках, приложения, иллюстрирована 17 рисунками, 14 таблицами, 9 схемами и диаграммами.

Основное содержание диссертации

Во Введении обосновывается актуальность данной темы и ее научная новизна, описываются проблема, цель и задачи, которые необходимо решить для проверки гипотез, обосновывается теоретическая и практическая значимость исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Концептуальный анализ подходов к изучению дисфункциональной семьи в период кризиса» проводится теоретический анализ социально-психологических особенностей нормально функционирующей и аномальной семьи.

В первом параграфе «Особенности отношений и социально-психологического взаимодействия» приведен обзор литературы по

проблеме семейного неблагополучия (С. Минухин, Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис, Н.Н Посысоев, В.М. Целуйко). Дисфункциональная семья определена как семья, в которой в силу нарушения различных аспектов семейного функционирования систематически не удовлетворяются базовые потребности членов семьи и не реализуются основные ее задачи (O.A. Карабанова, 2004). Названы признаки дисфункциональной семьи (J.Bradshaw, 1988), такие как отрицание проблем и поддержание иллюзий, вакуум интимности, «замороженные» правила и роли, конфликтные взаимоотношения, отсутствие либо непроницаемость личностных границ, склонность к полярности чувств и суждений, закрытость семейной системы, абсолютизирование воли, контроля. Кроме того, существенным признаком дисфункциональное™ семьи является невыполнение или искажение главных семейных функций, прежде всего, воспитательной.

Дисфункционапьность семьи определяется следующими факторами: социально-экономическими (низкий материальный уровень жизни семьи), медико-социальными (например, инвалидность, хронические заболевания членов семьи), социально-демографическими (например, особенности структуры — неполная или многодетная семья), социально-психологические и психолого-педагогическими (например, семьи с деструктивными эмоционально-конфликтными отношениями супругов), а также криминальными. Чем больше число подобных факторов задействовано, тем выше степень дисфункциональности семьи (С.А. Беличева, 2005). Нарастание дисфункциональности приводит к распаду семьи (O.A. Карабанова, 2004). Для распадающихся семей характерно состояние высокой конфликтности, захватывающей все более широкую область их жизнедеятельности, в результате члены семей прекращают выполнять ролевые обязанности и функции.

Рассмотрена роль семьи в социализации личности ребенка. Отмечено, что дисфункциональную семью рассматривают как «институт десоциализации» (Г.М.Андреева, 1988). Проанализированы особенности детско-родительских отношений в дисфункциональной семье: недостаточный уровень эмоционального принятия ребенка, возможность эмоционального отвержения, амбивалентные отношения к нему (Е.В. Куфтяк, 2004); низкий уровень сплоченности в семье и разногласия в вопросах воспитания, низкий уровень вовлеченности детей и родителей во взаимные отношения; наличие либо завышенных требований к ребенку, либо недостаточная требовательность и вседозволенность (М.В. Сапоровская, 2002); повышенная конфликтность отношений; неконструктивный характер контроля.

Раскрывается понятие девиантного материнства как отклоняющегося поведения матери, проявляющееся в эмоциональном и физическом отвержении ребенка, выраженное в различных формах (гипоопека, авторитаризм, гиперопека, физическое и психологическое насилие, отказ от ребенка). Девиантное материнство рассматривается и как причина и как следствие семейного неблагополучия (Дж. Боулби, Д. Винникот, А. Миллер,

Э. Эриксон, В.И. Бругман, А.Я. Варга, А.И. Захаров, И.Ю. Хамитова, Г.Г. Филиппова и др.).

В итоге констатируется, что искаженные условия социализации ребенка в дисфункциональной семье возникают под патологизирующим воздействием внутрисемейных конфликтов, стрессов, и по причине несовладания членов семьи с ними.

Во втором параграфе «Типология трудных жизненных ситуаций в семье» анализируется понятия «ситуация», «кризис», приведены варианты классификаций ситуаций и кризисов, выделены типы трудных социальных ситуаций. Дается понятие семейного стресса (Р. Хилл) и стрессоров. Отмечено, что семья в критической ситуации стремится к восстановлению стабильности любыми путями. Деформированные взаимодействия также сохраняют семейный гомеостаз, а, следовательно, являются стержнем жизнедеятельности дисфункциональной семьи. Изъятие ребенка из семьи и угроза лишения родителей родительских прав является кризисом, с которым дисфункциональная семья совладает или не совладает. Несовладание приводит к распаду семьи и, в случае алкогольной зависимости, постепенной и окончательной деградации ее взрослых членов.

В третьем параграфе «Защитное и совпадающее поведение в дисфункциональной семье» рассматриваются феномены психологической защиты и совладающего поведения, их особенности и различия. Понятие психологической защиты впервые появилось в психотерапевтической практике, в трудах З.Фрейда, 1894, А.Фрейд, 1927. Под психологической защитой современные авторы понимают подсознательную систему моделей поведения, сформированную на основе жизненного опыта человека и ограждающую его от отрицательных эмоций страха, тревоги, возникающих на основе травмирующей информации из внешнего мира, либо вследствие потенциально стрессогенных обстоятельств (P.M. Грановская, JI.P. Гребенников, И.М. Никольская и др.).

Под совпадающим поведением мы рассматриваем сознательное поведение, направленное на активное взаимодействие субъекта с ситуацией (поддающейся контролю) или приспособление к ней, если ситуация не поддается контролю (T.JI. Крюкова, 2004). Процессы совладающего поведения или копинга характеризуют как целенаправленные, гибкие и адекватные реальности адаптивные действия. Защитные процессы понимаются как навязанные, ригидные и искажающие реальность (N. Haan, H.A. Русина, И.М. Никольская). Отмечается, что дисфункциональная семья склонна использовать, скорее механизмы психологической защиты, чем осознанного выбора стратегий совладания в трудных жизненных ситуациях. Рассматриваются различные классификации механизмов психологической защиты и совладающего поведения. Подробно рассматривается вклад в изучение психологической защиты и разработку «структурной теории защит Эго» Р. Плутчика (1979, 1995), дается содержательная характеристика восьми основных механизмов защиты по Плутчику. Рассмотрены результаты исследований защитного и совладающего поведения у членов

дисфункциональнах семей (Дж. Боулби, М.К. Бардышевская, Н.А. Сирота, В.М. Ялтонский, Е.С. Романова, Л Р. Гребенников, Л.К. Шайдукова).

Во второй главе «Методы изучения защитного и совладающего поведения у детей и матерей из дисфункциональных семей» дается характеристика выборки, описываются конкретные методики, использованные в работе, и методы статистической обработки.

В первом параграфе «Методы и методики эмпирического исследования» описаны общий план и логика исследования. На первом этапе исследования изучались социально-психологические трудности представителей дисфункциональных семей, детей и их матерей, для этого были сформулированы следующие задачи:

— изучить представления детей и их матерей о трудных жизненных ситуациях, имеющих место в жизни дисфункциональной семьи, восприятие детьми и матерями ситуации изъятия ребенка из семьи, как кризисной;

— изучить стратегии поведения детей и их матерей в трудных жизненных ситуациях;

— изучить способность матери к восприятию и пониманию трудностей собственного ребенка и нацеленность на оказание помощи ему

Были использованы метод полуструктурированного интервью для женщин-матерей, разработанное автором исследования, и авторская проективная методика «Плачущий человечек».

На следующем этапе изучались взаимоотношения девиантных матерей и их детей.

Были поставлены следующие задачи:

— проанализировать особенности взаимоотношений (ответственность, контроль, любовь), наблюдаемые при встречах матери и ребенка;

— изучить выраженность эмоциональных сторон взаимодействия матери и ребенка;

— изучить отношение ребенка к матери;

— изучить восприятие поведения, установки и воспитательные приемы матери глазами подростка;

Использовались следующие методы и методики: включенное наблюдение; проективная методика «Тест-фильм» Р. Жиля (адаптация И.Н. Гильяшевой, Н.Д. Игнатьевой, 1978); проективная методика «Расскажи сказку» по сказкам Л. Дюсс (1940), адаптированная Г. Махортовой (1999); Опросник «Подростки о родителях» (ПОР) Л.И. Вассермана, И.А. Горьковой, Е.Е. Ромицыной (1994); Опросник для исследования эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия (ОДРЭВ) (разработан Е.И. Захаровой, 1999).

На третьем этапе изучались особенности защитного и совладающего поведения у детей и их матерей из дисфункциональных семей в период кризиса.

Были поставлены следующие задачи:

— изучить механизмы психологической защиты детей и матерей, используемые ими в ситуации кризиса семьи: временной потери ребенком родительского попечения;

— изучить стратегии совладающего поведения детей и матерей.

Для этой цели использовались следующие методики: карта оценки детских защитных механизмов Р. Плутчика и К. Перри (модификация Е.В. Чумаковой, 1998); «Опросник копинг-стратегий детей младшего школьного возраста», адаптированный H.A. Сиротой и В.М. Ялтонским (1994) и упрощенный И.М. Никольской и P.M. Грановской (2000); Юношеская копинг-шкала (Adolescent Coping Scale) Э. Фрайвдерберг и Р. Льюиса (адаптированная Т.Л. Крюковой, 2002); авторский проективный тест «Плачущий человечек»(2005); проективный рисунок «Человек под дождем»; тест-опросник для измерения степени использования индивидом механизмов защиты (LIFE STYLE INDEX) Р. Плутчика, совместно с Г. Келлерманом и Х.Р. Конте (1979), (адаптация В.Г.Каменской, 1999); опросник «Копинг-поведение в стрессовых ситуациях» (CISS) Н. Эндлера и Д. Паркера (адаптация Т.Л. Крюковой, 2001).

Описаны методы математической обработки данных.

Во втором параграфе «Метод моделирования портретов детей и матерей из дисфункциональных семей» созданы психологические портреты девиантных матерей и их детей с опорой на изученную литературу и собственные многолетние наблюдения.

Дети из дисфункциональных семей, находящихся в ситуации кризиса, нередко имеют отклонения в физическом и психическом развитии. Это выражается в соматической ослаблснности, подверженности различного рода заболеваниям, в том числе хроническим, в задержке интеллектуального, эмоционально-волевого развития, в нарушении процесса социализации, выраженном в особенностях личностного развития, развития коммуникативных навыков, усвоения социальных правил и норм поведения. Такие дети обладают особенностями адаптации к новым условиям, связанными с опытом воспитания в дисфункциональной семье. Эти особенности выражены в умении быстро приспосабливаться к новым условиям, внешне принимая правила и нормы, но реально нарушая существующие нормы, выражая тем самым недоверие к окружающему миру. Ресурсным мы считаем способность этих детей к детальному изучению новой обстановки и ее анализу.

Среди исследуемых нами дисфункциональных семей преобладает семья одинокой матери (диаграмма 1).

Характеристик« семей, находящихся в критической ситуации лишения

ребенка родительского попечения (количество). Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних г.Костромы, 20012004 гг.

2001 год 2002 год 2003 год 2004 год

■ Полная семья, официальный брак

■ Семь в одинокой матери

□ Семь я после развода или смерти отца (мать, ребенок) О Семья после развода или смерти матери (отец, ребенок)

■ Семьв с родктелем-вияалвдом

Для девиантных матерей характерно: равнодушное отношение к своей внешности, отсутствие желания привлечь к себе внимание, состояние тревожности и недостаток личностных ресурсов для совладания (низкая самооценка, внешний локус контроля, конфронтация с проблемой), мифические, искаженные представления о себе в роли матери, вступающие в противоречие с реальным положением вещей (невыполнение родительских обязанностей), демонстрация стремления к активной деятельности по изменению ситуации, но «застревание» на этапе анализа проблемы.

В третьей главе «Эмпирическое исследование защитного и совладеющего поведения в дисфункциональной семье в период кризиса» описаны результаты основного эмпирического исследования.

В первом параграфе «Социально-психологические трудности детей и матерей из дисфункциональных семей» описаны социально-психологические трудности в представлении членов дисфункциональных семей. И у детей и у их матерей они связаны, прежде всего, с семьей. Дисфункциональная семья является основным источником стресса для ее членов. Женщины отмечают проблемные отношения с супругом и детьми. Дети всех возрастов чаще упоминают мать как причину переживаний. Не все девиантные матери отмечают ситуацию изъятия ребенка из семьи как кризисную, некоторые из них с видимой легкостью отказываются от выполнения материнских функций.

Другими ситуациями жизненных трудностей являются для детей: трудности в школе (иных социальных учреждениях); отношения с детьми, физическая боль, недомогание, болезнь; неудовлетворение потребностей. Для матерей жизненные трудности связаны с недостатком материальных средств, отсутствием работы, болезнью, чувством одиночества.

Матери уверены, что смогут оказать должную поддержку своим детям в трудных для них жизненных ситуациях. Однако они не могут определить

границы своих возможностей, прогнозировать обстоятельства, которые могут помешать этому, выделить ресурсы, которые будут этому способствовать.

Во втором параграфе «Особенности взаимоотношений и взаимодействий матери и ребенка в дисфункциональной семье в период кризиса» рассмотрены результаты исследования особенностей взаимоотношений и взаимодействия детей и их матерей. Отмечается, что значительное количество детей, попадающих в социально-реабилитационный центр, находятся в эмоциональной изоляции от взрослого (матери), испытывают дефицит ласки и тепла. Мать интуитивно не чувствует своего ребенка, отстраняется от него, не использует возможности тесного контакта с ним. Некоторые матери, особенно детей-дошкольников, не замечают, или отказываются замечать проблемы в развитии своих детей.

При посещении матерями детей в социально-реабилитационном центре инициатором контакта в равной степени выступают и дети и матери. Девиантная мать часто не в состоянии организовать общение с ребенком. Она либо делятся с ним своими (взрослыми) проблемами, либо вообще не находит темы для разговора. Ее мало интересует то, о чем говорит ее ребенок.

Больше требований, просьб исходит со стороны детей. Не получая эмоциональной поддержки, дети нацелены на потребительское отношение к своим родным. Реакция матерей на просьбы практически всегда положительная, так как обещание для них не имеет связи с его выполнением.

Некоторые матери пытаются осуществлять контроль за ребенком, находящимся в социально-реабилитационном центре. Этот контроль связан, прежде всего, с учебой. В целом, девиантные матери не в состоянии контролировать поведение собственного ребенка иначе как криком и наказаниями, включая физические.

Нами установлено, что ребенок из дисфункциональной семьи как и ребенок из нормально функционирующей семьи, больше всего привязан к матери и отдает ей предпочтение при выборе в качестве поддержки (результаты теста Р. Жиля). Сравнив две выборки детей из функциональных семей и детей из дисфункциональных семей в период кризиса (применив автор научной статьи: кандидата психологических наук, Гущина, Татьяна Владимировна, 2005 год

Глава I. Концептуальный анализ подходов к изучению дисфункциональной семьи в период кризиса

1.1. Особенности отношений и социально-психологического взаимодействия

1.2. Типология трудных жизненных ситуаций и кризисов в семье

1.3. Защитное и совпадающее поведение в дисфункциональной семье

Глава П. Методы изучения защитного и совладающего поведения у детей, и матерей в дисфункциональной семье в период кризиса

2.1. Методы и методики исследования

2.2. Метод моделирования портретов детей и матерей из дисфункциональных семей

Глава П1. Эмпирическое исследование защитного и совладающего поведения в дисфункциональной семье в период кризиса

3.1. Социально-психологические трудности детей и матерей в дисфункциональной семье

3.2. Результаты исследования особенностей взаимоотношения и взаимодействия детей и матерей в дисфункциональной семье в период кризиса

3.3. Особенности защитного и совладающего поведения в дисфункциональной семье в период кризиса

3.3.1. Результаты исследования защитного поведения у детей и матерей из дисфункциональных семей с помощью проективных методов

3.3.2. Результаты исследования защитного поведения методом экспертных оценок и опросников

3.3.3. Результаты исследования совладающего поведения у детей и матерей из дисфункциональных семей в период кризиса

3.4. Влияние деструктивных взаимоотношений матери и ребенка на выбор детьми способов защиты и совладания

Введение диссертации по психологии, на тему «Защитное и совладающее поведение в дисфункциональной семье в период кризиса»

Актуальность исследования. Возросший интерес специалистов разных областей (социологов, психологов, педагогов) к проблеме семьи, особенно в конце 20 — начале 21 века, можно объяснить, на наш взгляд, тем, что в эпоху нестабильности российского общества, именно семье отводят стабилизирующую роль. Являясь непрерывно действующим институтом, обладающим значительной инерцией во многих аспектах, имеющим тысячелетний опыт, семья оказалась наиболее устойчивой к произошедшим изменениям и экспериментам. Тем не менее, семья чутко реагирует на социально-экономические и политические процессы, происходящие в обществе, путем изменения в системе внутрисемейных отношений. Увеличение числа проблемных семей во время переходных, кризисных периодов общественного развития иллюстрирует эту зависимость (С. Голод, 1997, Г. Крайг, 2000).

Необходимо изучение семьи как фактора, воздействующего на человека (Дружинин В.Н., 2000): семья может выступать как источником стресса, так и социальной поддержки. В связи с этим чрезвычайно актуальными и малоизученными являются проблемы взаимоотношений в семье и совладания семьи с жизненными трудностями (стрессами) (А.И. Тащева, 2005, Т.Д. Крюкова, 2004).

Семейное неблагополучие могут вызывать как макро — так и микросредовые факторы: социальная политика и экономика общества, состав и структура семьи, уровень ее материального благополучия, а так же качество выполнения семейных функций, семейный психологический климат. Традиционно различают нормально функционирующие и дисфункциональные семьи (В. Сатир, 1992, Р. Хилл, 1948, А.Е. Личко, 1989, Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис, 1999, Варга А.Я., В.В. Столин, 1986, О.А. Карабанова, 2004, Н.Н. Посысоев, И.А. Можаровская, 2004). Психологическая атмосфера дисфункциональной семьи оказывает деформирующее давление на ее членов. Наиболее уязвимыми в этом случае оказываются дети, хотя личностная деформация происходит не во всех случаях (Р. Скиннер, Д. Клииз, 1998).

Данная работа направлена на изучение дисфункциональной семьи, особенностей защитного и совладающего поведения ее членов в период кризиса. Под кризисом мы понимаем ситуацию изъятия органами опеки или вынужденного ухода ребенка из семьи по причине безнадзорности или жестокого обращения с ним родителей. В большинстве случаев речь идет о возможном распаде семьи.

Для ребенка из дисфункциональной (особенно алкогольной) семьи существует реальная угроза приобретения статуса сироты. Показано, что основной причиной социального сиротства является, прежде всего, потеря материнского воспитания. Источником психических нарушений у таких детей выступают нарушенные детско-родительские взаимоотношения, в том числе, неэффективное и девиантное-материнство (А.И. Захаров, 1995, В.И. Брутман, А.Я. Варга, 2002, Е.С. Калмыкова, М.А. Падун, 2002, А. Миллер, 2001, Д. Винникот, 1998, Р. Шпитц, 2002, Дж. Боулби, 2004, и др.).

Родителей в ситуации лишения их родительских прав однозначно рассматривают как фактор, негативно влияющий на ребенка, его физическое и эмоциональное состояние. Несмотря на то, что в настоящее время йЦ социальная политика помощи семье нацелена на сохранение, поддержку и социально-психологическую коррекцию дисфункциональной семьи, усилия специалистов социальных служб часто бывают направлены на окончательный разрыв ребенка с семьей, ограждение его от негативного влияния родителей.

Мы считаем, что необходимо более тщательно исследовать кризисную ситуацию, наличие у девиантной матери ресурсов, обеспечивающих КТ способности к изменению ситуации и совладанию. В данной работе мы рассматриваем взаимоотношения девиантной матери и ребенка как неоднозначно влияющие на детское защитное и совладающее поведение.

С точки зрения психологии субъекта, различная степень осуществления собственных планов связана с различной мерой активности, интегративности и самоопределения личности как субъекта деятельности и жизни (C.JI. Рубинштейн, 2001, К.А. Абульханова, 2002, А.В. Брушлинский, 2000, 2003, В.В. Знаков, 2003, Е.А. Сергиенко, 2004).

Понятие психологической защиты или защитного поведения (defensive behaviour) появилось в психотерапевтической практике в конце 19 века (З.Фрейд, 1894, А.Фрейд, 1927) и является предметом исследований в современной науке (Р.М.Грановская, 1984, Э.И. Киршбаум, А.И. Еремеева, 1993, JI.P. Гребенников, Е.С. Романова, 1996, Е.В. Чумакова, 1998, В.Г. Каменская, 1999, Д. Паркер и Н. Эндлер, 1990). Проблема совладающего со стрессом поведения, активно разрабатываемая за рубежом (R.S. Lazarus, 1980, 1986; R.S. Lazarus, S. Folkman, 1984; N.S. Endler, J.D.A.Parker, 1990), с 90-х годов стала сферой научных интересов российских ученых (JI.A. Китаев-Смык, 1983, Л.И.Анцыферова, 1994, В.М. Ялтонский, 1995, Н.Ф. Михайлова, 1998, P.M. Грановская, И.М. Никольская, 2000, T.JI. Крюкова, 2001, М.В. Сапоровская, 2002, Е.В. Куфтяк, 2003, О.Б. Подобина, 2004, Е.А. Белан, 2004).

Представленный нами аспект изучения защитного и совладающего поведения в дисфункциональной семье, находящейся в ситуации кризиса, является необходимым, дополняющим общую картину изучения этого феномена. Особого интереса, на наш взгляд, заслуживает профилактика уязвимости членов семьи к стрессу, развитие жизнестойкости, обучение навыкам совладающего поведения. Наиболее нуждаются в этом дети из ы дисфункциональной семьи.

Проблема диссертационного исследования заключается в следующем: каковы особенности и соотношение защитного и совладающего поведения в дисфункциональной семье в период кризиса. Как проявляются и влияют механизмы психологической защиты и стратегии совладающего поведения девиантных матерей на способы адаптации их детей.

Цель исследования: изучить, как соотносятся использование механизмов психологической защиты и выбор стратегий совладающего поведения у детей и их матерей в дисфункциональной семье в период кризиса.

Теоретические: проанализировать существующие в научной литературе представления о дисфункциональной семье, деструктивных семейных, в первую очередь, детско-родительских отношениях, девиантном материнстве, особенностях защитного и совладающего поведения матери и ее ребенка.

Методические: разработать комплекс методик, адекватный поставленным задачам исследования, имея в виду закрытость дисфункциональных семей для изучения. Разработать и апробировать авторскую методику для изучения совладающего поведения у детей дошкольного возраста.

1. Организовать и провести исследование с целью выявления социально-психологических трудностей в дисфункциональной семье в представлении детей и их матерей.

2. Изучить взаимоотношения девиантной матери и ее ребенка в дисфункциональной семье в период кризиса:

3. Выявить особенности защитного и совладающего поведения у детей и их матерей в дисфункциональной семье в период кризиса, степень влияния сложившихся у девиантных матерей стилей защитного и совладающего поведения на выбор детьми способов адаптации.

Общая гипотеза исследования

В дисфункциональной семье в период кризиса защитное и совладающее поведение связаны между собой (как и в любой другой семье), при этом защитное поведение существенно преобладает над совладающим. В большей степени защитное поведение выражено у взрослых (матерей). Частные гипотезы исследования:

• Наличие объективных трудностей в жизни дисфункциональной семьи отрицается членами семьи (чаще матерью) до момента наступления кризиса — изъятия ребенка из семьи.

• Одним из источников социально-психологических трудностей членов дисфункциональных семей являются деструктивные отношения между ними, в том числе, детско-родительские. Под воздействием кризиса эти отношения, выражающиеся в уровнях ответственности, контроля и любви, изменяются.

• Защитное поведение матерей выражено более жестко, чем у детей. Наряду с использованием механизмов психологической защиты, дети и их матери из дисфункциональной семьи особым образом совладают с переживаемой кризисной ситуацией.

• Существует связь между использованием определенных механизмов психологической защиты и выбором стратегий совладающего поведения у детей и их матерей. Защитное и совладающее поведение матерей влияет на защитное и совладающее поведение детей.

• Характер взаимоотношений и взаимодействия между девиантной матерью и ее ребенком влияет на защитное и совладающее поведение детей.

Девиантность матери определяет непродуктивность совладания и усиливает выраженность механизмов психологической защиты у детей.

Объект исследования — защитное и совладающее поведение в дисфункциональной семьи в период кризиса. ы

Предмет исследования — соотношение использования конкретных механизмов психологической защиты и выбора стратегий совладающего поведения детьми и их матерями в дисфункциональной семье в период кризиса.

Дисфункциональная семья рассмотрена с точки зрения особенностей защитного и совладающего поведения ее членов в период кризиса. Выявлена »S и описана феноменология и соотношение защитного и совладающего поведения членов этой семьи.

Установлено влияние особенностей взаимоотношения и взаимодействия девиантных матерей и их детей (разных возрастов) на характеристики защитного и совладающего поведения детей.

Определены роль и значение использования защитного и совладающего поведения у матерей и детей из дисфункциональных семей в процессе семейной дезадаптации.

Создан комплекс методик для психодиагностики и одновременной психокоррекции поведения членов дисфункциональных семей.

Положения, выносимые на защиту 1. В жизни дисфункциональной семьи социально-психологические трудности отрицаются членами семьи, особенно матерью, до момента изъятия ребенка из семьи. Кризисная ситуация способствует осознанию женщинами наличия семейных проблем, но у них отсутствует навык и ^ возможности совладания, недостаточны личностные ресурсы (низкая самооценка, внешний локус контроля, конфронтация с проблемой), а также выражено жесткое защитное поведение.

2. Основными носителями социально-психологических трудностей в дисфункциональной семье являются сами девиантные матери, что проявляется в их деструктивных взаимоотношениях и взаимодействии с детьми.

3. В поведении матерей более всего выражены такие механизмы психологической защиты как формирование реакции, интеллектуализация и проекция. У девиантных матерей в большей степени, чем у детей, выражено регрессивное поведение. У детей более всего выражены механизмы отрицания, интеллектуализации и компенсации. Дети, особенно младшего школьного возраста наиболее чувствительны к изменению выраженности материнской проекции, так как проекция девиантных матерей часто направлена на собственных детей.

4. Наряду с выраженным защитным поведением дисфункциональная семья выбирает непродуктивные способы совладания с жизненными трудностями. Родители и дети используют, в основном, стратегии избегания и эмоционально-экспрессивные способы совладающего поведения, более деструктивно это проявляется у матерей. Проблемно-ориентированный стиль совладания у девиантных матерей имеет свои особенности (они анализируют проблему, но не переходят к конкретным действиям).

5. Защитное поведение девиантных матерей в большей мере, чем их совладающее поведение связано и оказывает влияние на защитное и совладающее поведение их детей. Несовладание матери усиливает выраженность защитного поведения детей и определяет выбор у них копинг-стратегий избегания и отвлечения, которые являются для детей единственно продуктивными способами совладания в кризисной семейной ситуации.

6. Девиантное материнство является причиной несовладания детей с трудностями, хотя в то же время взаимоотношения с матерью являются для детей ресурсными. Надежда на возвращение домой (к матери) влияет на стремление совладать и эффективность совладания детей с кризисной ситуацией, выражающееся в относительно быстрой адаптации к новым условиям, например, реабилитационного центра. Так как индивидуальный стиль совладающего поведения складывается в подростковом возрасте, целесообразно обучать детей, начиная с дошкольного возраста, социально-ценным навыкам совладания.

Практическая значимость работы состоит в разработке психодиагностического комплекса для выявления особенностей защитного и совладающего поведения у представителей дисфункциональных семей, который используется психологами,, работающими с дисфункциональными семьями. Результаты исследования представляют интерес для психологической, педагогической, психотерапевтической практики и социальной работы.

Материалы исследования широко использованы при создании спецкурсов «Психология семьи», «Психология девиантного поведения», «Социальные стрессы» для студентов психолого-педагогических и социально-ориентированных специальностей в Костромском государственном университете и Костромском государственном технологическом университете.

На основании результатов исследования построена программа психокоррекционной работы Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних г. Костромы,- направленная на обучение детей из дисфункциональных семей социально-ценным копинг-навыкам.

Апробация результатов исследования

Основные результаты исследования были представлены и обсуждены на кафедре социальной психологии Костромского государственного университета им Н.А.Некрасова, докладывались на межрегиональной научно-практической конференции. (Кострома, 2002), межрегиональной практической конференции «Кризис идентичности и проблемы становления гражданского общества» (Ярославль, 2003), международной конференции «Культурно-исторический подход и проблемы творчества» (Москва, 2003), 3ей международной конференции по психологии «В.М. Бехтерев и современная психология», (Казань, 2005).

В 2004 году автором создана и в течение четырех месяцев апробирована программа «Формирование навыка совладающего поведения у детей, лишенных родительского попечения». В обучающей программе приняли участие дети в возрасте 14-16 лет, находившиеся в Социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних г. Костромы.

Основой исследования является системная полипарадигмальная методология: субъектно-деятельностный подход к изучению социально-психологических явлений (C.JI. Рубинштейн, К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский); психоаналитические теории психологической защиты (3. Фрейд, А. Фрейд, Г. Келлерман, Р. Плутчик); транзакциональная когнитивная теория стресса и копинга (Р. Лазаруса); отечественный подход к психологическому совладанию со стрессовыми трудными жизненными ситуациями (Л.И. Анцыферова, В.А. Бодров, Л.А. Китаев-Смык, Т.Л. Крюкова, Н.Ф. Михайлова, И.М. Никольская, Н.А. Сирота, В.М. Ялтонский); теоретические основы социальной психологии и социальной психологии семьи (А.Я. Варга, В.Н. Дружинин. А.И. Захаров, С.А. Кулаков, О.А. Карабанова, В.Н. Мясищев, В.Н. Панферов, Л.А. Регуш, А.С. Спиваковская, Э.Г. Эйдемиллер, Д. Майерс, R.Hill, H.I. McCubbin, Z. Rubin); социально-психологический и психотерапевтический подходы к изучению девиантного материнства и социального сиротства (Дж. Боулби, Р. Шпитц, Д. Винникот, А.И.Захаров, В.И. Брутман, А.Я. Варга, И.Ю. Хамитова, Е.С. Калмыкова, М.А. Падун, А. Миллер и др.).

В исследовании использовался, в основном, идиографический метод, а так же:

— теоретический анализ социально-психологической, социологической и психолого-педагогической литературы по проблеме диссертационного исследования;

— активно использовался метод включенного наблюдения;

— качественный и количественный анализ результатов с применением методов математической статистики.

Для решения поставленных задач и проверки исходных гипотез был сформирован методический комплекс, включающий интервью, опросники, тесты, проективные методы, наблюдение, обобщение независимых экспертных оценок, анализ внешних критериев (всего 11 методик).

Для статистической обработки данных применялись программы Statistica 6.0. Критериями анализа были: критерии различий Манна-Уитни (U), коэффициент связи признаков — ранговой корреляции Спирмена (г), критерий Фишера, множественный регрессионный анализ для определения детерминации одной переменной, другими. Комплексный подход к исследованию личностных и социально-психологических феноменов в различных социальных контекстах позволили сочетать современную психометрическую диагностику, • качественный анализ материалов наблюдения, опроса, экспертных оценок, учет внешних критериев и методы действия.

Исследование проводилось на базе Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних г. Костромы в течение 3-х лет (2002-2005 гг.).

Участники исследования: всего было исследовано 197 человек (матери и дети), представителей дисфункциональных семей. Окончательная выборка составила 47 детей (возраст от 5 до 16) и 25 женщин-матерей (в возрасте от 25 до 47 лет). Всего осуществлено 31-4 наблюдений.

В исследовании участвовали 10 воспитателей, работающих в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних, выступивших экспертами поведения детей и матерей. Все эксперты обладают необходимой квалификацией, подтвержденной аттестационными документами, необходимыми знаниями по предмету исследования, а также были обеспечены картами-схемами наблюдений за испытуемыми.

Публикации. Основное содержание диссертационного исследования изложено в 15 публикациях автора.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, списка литературы, в который вошли 152 источника на русском и 22 на иностранных языках, приложения, иллюстрирована 17 рисунками, 14 таблицами, 9 схемами и диаграммами.

Заключение диссертации научная статья по теме «Социальная психология»

1. Источником социально-психологических трудностей, не решаемых дисфункциональной семьей, являются деструктивные отношения в ней. Девиантная мать является главным носителем этих отношений. Причиной самых сильных переживаний дети всех возрастов называют отношения с матерью. Под воздействием кризиса изменяется только внешняя сторона детско-родительских взаимоотношений и взаимодействия (увеличивается ответственность, усиливается контроль матерей), эмоциональные отношения по-прежнему характеризуются холодностью, отсутствием безусловного принятия и любви. В ответ на амбивалентное отношение матери к ребенку, он также испытывает противоречивые чувства к ней.

2. Дисфункиональность семьи не позволяет ее членам продуктивно совладать с трудностями и вырваться из круга семейных проблем. Члены дисфункциональных семей склонны к отрицанию существования трудностей в их жизни. Воспоминания о проблемных ситуациях и у детей и у матерей вытеснены и не служат источником накопления опыта поведения. В связи с этим дети и матери испытывают трудности в вербализации своих чувств и мыслей, которые возникают у них в трудной жизненной ситуации. Наступление кризиса в дисфункциональной семье — изъятие ребенка из семьи способствует осознанию женщинами-матерями наличия проблем. Но у них отсутствует навык и возможности совладания, недостаточны личностные ресурсы (низкая самооценка, внешний локус контроля, конфронтация с проблемой), а также сильно выражено защитное поведение.

3. Защитное поведение детей и матерей из дисфункциональной семьи имеет свои особенности. Механизмы психологической защиты у матерей в большей степени выражены, чем их стратегии совладания, в чем проявляется антисубъектность женщин. Прежде всего, у женщин выражены механизмы формирования реакции, интеллектуализации и проекции. Причем дети наиболее чувствительны к изменению выраженности материнской проекции. У детей более всего выражены механизмы отрицания, интеллектуализации и компенсации. У девиантных матерей в большей степени чем у детей выражено регрессивное поведение, которое отрицательно влияет на наиболее зрелые защитные механизмы (компенсации и интеллектуализации) у детей. 4. Выявленные особенности совладающего поведения детей и их матерей связаны с дисфункциональностью семьи и наличием в ней кризиса. а) Дети-дошкольники активно используют различные виды разрядки (эмоциональное отреагирование, двигательную активность) и стратегии, направленные на восстановление сил (сон, еда). Они чаще, чем старшие дети, обращаются к социальной поддержке, но не ищут ее самостоятельно, а ожидают инициативы от взрослых, оставаясь пассивными. б) Дети младшего школьного возраста чаще всего используют стратегии отвлечения, а так же поиска дополнительной информации, прилагают дополнительные силы, чтобы забыть неприятности. Младшие школьники из дисфункциональных семей чаще, чем их сверстники из нормально функционирующих семей, используют деструктивные способы совладания, социально неодобряемые стратегии. Кроме того, подверженные длительному и тяжелому стрессу, дети из дисфункциональных семей в большей степени, чем их сверстники из нормально функционирующих семей, вынуждены искать и использовать множество различных способов совладания. в) Подростки из дисфункциональных семей, так же как их сверстники из нормально функционирующих семей, выбирают проблемно-ориентированные стратегии совладания, что противоречит нашим наблюдениям. Большинство подростков в действительности не совладает с жизненными трудностями (с трудом учатся в школе, для них характерно девиантное поведение). г) У девиантных матерей преобладает эмоционально-ориентированный копинг. Женщины больше склонны к переживанию проблемы и эмоциональному отреагированию. Особенностью проблемно-ориентированного копинга девиантных матерей является сознательное стремление к активной деятельности по изменению ситуации и «застревание» на этапе анализа проблемы. Женщины редко переходят к реальным действиям по изменению ситуации. Таким образом, они редко продуктивно совладают с жизненными трудностями.

5. Исследование подтвердило гипотезу о том, что защитное и совладающее поведение девиантных матерей связано и оказывает влияние на защитное и совладающее поведение их детей. Выраженность защитного поведения у матерей усиливает выраженность защитного поведения детей и определяет выбор у них непродуктивных стратегий избегания и отвлечения. Так, например, с увеличением выраженности механизмов защиты у матерей уменьшается вероятность сознательного выбора подростками копинг-стратегий. Причем, в большей степени, это касается стратегий проблемно-ориентированного копинга.

Проблемно-ориентированный копинг матери способствует формированию позитивного восприятия действительности у подростков, а эмоционально-ориентированный копинг напрямую связан с несовладанием подростков. Избегание матерью , решения жизненных трудностей и отвлечение влечет за собой игнорирование подростками возникающих проблем и надежду на чудо.

6. Дети из дисфункциональных семей, как и дети из нормально функционирующих семей, больше всего привязаны к матери и отдают ей предпочтение при выборе в качестве поддержки. Взаимоотношения с матерью являются ресурсными для них. Надежда на возвращение домой, к матери, влияет на эффективность совладания детей с кризисной ситуацией.

Исследование выявило связи и влияния девиантного материнства на защитное и совладающее поведение детей. Так, например, ярко выраженный позитивный интерес матерей к подростку вызывает у него беспокойство, вероятно, связанное с чувством ответственности, которую перекладывает мать на плечи подростка.

Если мать непоследовательна и враждебна по отношению к своим детям, то они, чаще всего, не умеют обращаться за поддержкой, в том числе за профессиональной психологической помощью.

Способность матери воспринимать чувства ребенка, умение оказать ему эмоциональную поддержку, открытость телесному контакту снижает выраженность механизмов психологической защиты у детей.

Положительное влияние на активное отвлечение оказывают: эмпатия, чувства матери во время взаимодействия, ориентация на состояние ребенка. Понимание матерью чувств и желаний своего ребенка, положительные чувства матери, возможно, поиск • вместе с ним способов организации деятельности определяет частоту • и разнообразие стратегий активного отвлечения. Отрицательные чувства матери при взаимодействии так же способствуют использованию ребенком стратегий активного отвлечения, что позволяет ему, прежде всего, отдалиться от ситуации, уйти из дома. Принятие себя в роли родителя, умение воздействовать на состояние ребенка, а так же стремление к телесдому контакту ограничивают активность ребенка.

7. Проведенное эмпирическое ‘ исследование позволило собрать обширный материал о дисфункциональной семье в период кризиса. Выявило особенности защитного и совладающего поведения ее членов, матерей и детей. Полученные данные позволяют увеличить эффективность социальной и психологической работы с дисфункциональной семьей, способствовать ее выходу из кризиса. В дальнейшем изучении нуждается проблема ресурсов совладания этой категории семей.

Семейная жизнь своей сложностью и неоднозначностью служит источником и одновременно ареной как социального закаливания личности, так и возможных деформаций, травм и несовладания. Дисфункциональная семья — источник тяжелых стрессов и переживаний, особенно для детей. В ходе исследования мы получили богатый материал, доказывающий наличие нарушенных детско-родительских взаимоотношений в дисфункциональной семье и их влияния на развитие и социализацию детей. Девиантное материнство не только причина социального сиротства. Часто оно является причиной окончательного разрушения семейной системы. Тем не менее, ребенок так нуждается в матери, что он принимает любое отношение к себе и готов изменять свое поведение для того, чтобы заслужить внимание и любовь матери.

Подводя итоги изучения дисфункциональной семьи в период кризиса, мы можем констатировать, что дисфункциональная семья несовладает с жизненными трудностями, причины которых кроются в ней самой. Члены этой семьи имеют высокую выраженность психологических защит и выбирают непродуктивные стратегии совладания. Выраженное защитное поведение матерей влияет на несовладание детей и играет негативную роль в развитии их жизнестойкости.

Психологическая помощь, коррекция и психотерапия тем, кто не совладает, направлены в современных концепциях стресса-копинга на поиск и открытие собственных ресурсов личности и семьи, овладение саморегуляцией, самоорганизацией и побуждением стремления к самосовершенствованию и веры в свои силы. Важным результатом нашей работы стала программа формирования продуктивных копинг-стратегий у подростков, лишенных родительского попечения.

Установленные в нашем исследовании связи и различия в выборе стратегий совладания матерей и детей в семейном контексте позволяют увидеть перспективы будущих исследований, посвященных изучению ресурсов совладающего поведения в российской семье. Перспективным направлением в изучении ресурсов совладания мы видим исследование креативности как базовой ценности в жизнестойкости человека.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидата психологических наук, Гущина, Татьяна Владимировна, Кострома

1. Абабков В.А., Перре М. Адаптация к стрессу. Основы теории, диагностики, терапии. СПб.: Речь, 2004.

2. Абульханова-Славская К.А. Стратегии жизни. М.: Мысль, 1991.

3. Адресный социальный патронаж семьи и детей: Научно-методическое пособие / Под ред. Л.С.Алексеевой. — М.: Государственный НИИ семьи и воспитания, 2000.

4. Алешина Ю.Е. Цикл развития семьи: исследования и проблемы // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 1987. №2.

5. Анастази А. Психологическое тестирование 4.1-2. — М., 1982.

6. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Изд-во МГУ, 1988.

7. Андреева Т.В. Семейная психология: Учеб. Пособие. — СПб: Речь, 2004.

8. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование жизненных ситуаций и психологическая защита/ЯТсихологический журнал. Т. 15. — 1994. — №1. — С.3-18.

9. Аргайл М., Ферхэм А., Грехэм Дж.А. Стрессовые ситуации/ Межличностное общение. Хрестоматия/ Общ.редакция Н.В.Казариновой, В.М.Погольши. СПб.:Питер, 2001. -512 с.

10. Бардиер Г., Никольская И. Что касается меня . Сомнения и переживания самых младших школьников. СПб — Рига, 1998.

11. Бардышевская М.К. Компенсаторные формы поведения у детей 3-6 лет, воспитывающихся в условиях детского дома: Дисс. на соиск. учен. степ, канд. психол. наук. -М., 1995.

12. Белан Е.А. Психология совладающего поведения. Краснодар: Кубанский гос.ун-т, 2004.

13. Беличева С.А. Основы превентивной психологии. М.:Редакционно-издательский центр Консорциум «Социальное здоровье России», 1993.

14. Беличева С.А. Социально-педагогическое обследование и поддержка семей группы риска //Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. №2, 2005.С.21-31.

15. Бодалев А.А., Столин В.В. Общая психодиагностика. СПб.: Изд-во «Речь», 2000. — 440с.

16. Бодров В.А. Информационный стресс: Учебное пособие для вузов. -М.:ПЕР СЭ, 2000.

17. Боулби Дж. Создание и разрушение эмоциональных связей. М.: Академический проект, 2004.

18. Брайт Д., Джонс Ф. Стресс. Теории, исследования, мифы. СПб.: прайм — ЕВРОЗНАК, 2003.

19. Бремс К. Полное руководство'» по детской психотерапии./ Пер. с англ. Ю.Брянцевой. -М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002.

20. Брутман В.И. Раннее социальное сиротство: Учебно-метод. Пособие. М., 1994.

21. Брутман В.И., Варга А.Я., Хамитова И.Ю. Влияние семейных факторов на формирование девиантного поведения матери// Журнал практической психологии и психоанализа. № 3, 2002.

22. Брушлинский А.В. Проблемы психологии субъекта. М.: ИПРАН, 1994.

23. Бурлакова Н.С., Олешкевич’ В.И. Проективные методы: теория, практика применения к исследованию личности ребенка — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2001.

24. Бурлачу к Л.Ф. Введение в проективную психологию. К.: Ника-Центр, 1997.

25. Бурлачук Л.Ф., Коржова Е.Ю. Психология жизненных ситуаций. М., 1998.

26. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. СПб.: Питер Ком, 1999.

27. Бурменская Г.В. Проблемы онто- и филогенеза привязанности к матери в теории Джона Боулби// Журнал практической психологии и психоанализа. №1, 2003.

28. Буянов М.И. Ребенок из неблагополучной семьи: записки детского психиатра. -М.: Просвещение, 1988.

29. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия. Краткий лекционный курс.-СПб.: Речь, 2001.

30. Варга А.Я. Структура и типы родительского отношения: Дисс.канд. психол. Наук. М., 1986.

31. Вассерман Л.И., Горьковая И.А., Ромицина Е.Е. Психологическая методика «Подростки о родителях» и ее практическое применение. М., «Фолиум», 1994.

32. Василюк Ф.Е. Психология переживания (Анализ преодоления критических ситуаций). М.: Изд. Моск. Ун-та, 1984.

33. Винникотт Д.В. Маленькие дети и их матери/Пер. с англ. Н.М. Падалко. М.: Независимая фирма «Класс», 1998.

34. Винникотт Д.В. Разговор с родителями/Пер. с англ. М.Н. Почукаевой, В.В. Тимофеева. М.: Независимая фирма «Класс», 1994.

35. Воспитание трудного ребенка: Дети с девиантным поведением: Учеб.-метод.пособие / Под ред. М.И.Рожкова. М.: Гуманит. изд. Центр ВЛАДОС, 2001. — 240 с. — (Коррекционная педагогика).

36. Гарбузов В.И., Захаров А.И., Исаев Д.Н. Неврозы у детей и их лечение. Л.: Медицина, 1977.

37. Гильяшева И.Н., Игнатьева Н.Д. Методика исследования межличностных отношений ребенка. Методическое пособие. Серия: выпуск 7.-М., 1994.

38. Гиппенрейтер Ю.Б. Общаться с ребенком. Как? М.:ЧеРо, 2001.

39. Голод С.И., Клецин А.А. Состояние и перспективы развития семьи. Теоретико-типологический анализ. Эмпирическое обоснование; СПб. Филиал института социологии РАН. СПб, 1994.

40. Грановская P.M. Элементы практической психологии. — Л., Изд. Лен-го ун-та, 1984.

41. Грановская P.M., Никольская И.М. Защита личности: психологические механизмы. СПб.: Знание, 1999.

42. Гущина Т.В. Изучение совладающего поведения детей в условиях социального кризиса семьи. //Психология и практика: сборник научных статей/ отв. ред., сост. В.И.Кашницкий. Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2004.

43. Гущина Т.В. О диагностике использования защитного и выбора совладающего поведения у детей, лишенных родительского попечения, и их девиантных матерей// Материалы Ш^международной конференции им. В.М. Бехтерева Казань, 2005.

44. Дети социального риска и их воспитание. Чебно-методическое пособие / Под науч. ред. Л.М.Шипициной. СПб.: Издательство «Речь», 2003.

45. Дети России: насилие и защита. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. М., РИПКРО, 1997.

46. Детская практическая психология: Учебник/ Под ред. Проф. Т.Д.Марцинковской. — М.: Гадарики, 2001.

47. Дикая Л.Г., Махнач А.В. Отношение человека к неблагоприятным жизненным событиям и факторы ^ его формирования// Психологический журнал. 1996. — т. 17 — №3. -С. 137-148.

48. Дорохина О.В. Исследование политики государства в отношении семьи // Семья в России. 1997. — №2, с. 17-23.

49. Дружинин В.Н. Психология семьи. Екатеринбург: Деловая книга, 2000.

50. Евдокимова Ю.Б. Идеальная представленность родителей в психике ребенка-сироты // Сборник материалов Съезда РПО. Психология и культура. СПб. — 2003, Т.З, С. 195-198.

51. Жданова М.А. Типологизация суждений социальных сирот о внутренних ситуациях // Сборник материалов Съезда РПО. Психология и культура. СПб.-2003, Т.З. С.314-316.

52. Завьялов В.Ю. Пьющий мужчина: Дианализ трудных вопросов жизни. -М.: PerSe, 2003-223 с.

53. Захаров А.И Неврозы у детей и подростков: Анамнез, этиология и патогенез. JL: Медицина, 1988.

54. Захаров А.И. Как предупредить отклонения в поведении ребенка: Кн. Для воспитателей дет.сада и родителей. 2-е изд., доп. — М.: Просвещение, 1993.

55. Захарова Е.И. Опросник для исследования эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия. // Семейная психология и семейная терапия. № 1, 1997. С.67-76.

56. Зиновьева Н.О., Михайлова Н.Ф. Психология и психотерапия насилия. Ребенок в кризисной ситуации. СПб.: Речь, 2003.

57. Змановская Е.В. Девиантология: (Писхология отклоняющегося поведения): Учеб.пособие для студ.высш.учеб.заведений. — 2-е изд., испр. — М.: Издательский центр «Академия», 2004.

58. Исенина Е.И. О некоторых понятиях онтогенеза базовых качеств матери // Журнал практического психолога. 2004. — № 4-5. — С. 49-63.

59. Калмыкова Е.С., Падун М.А. Качество привязанности как фактор устойчивости к психической травме// Журнал психологии и психоанализа. №1,2002.

60. Каменская В.Г. Психологическая защита и мотивация в структуре конфликта: Учебное пособие для студентов педагогических и психологических специальностей СПб: «Детство-пресс», 1999.

61. Карабанова О.А.Психология семейных отношений и основы семейного консультирования: Учебное пособие. М.: Гадарики, 2004.

62. Кеннерли X. Поведенческая терапия/ Х.Кеннерли; Пер. с англ. А.Г.Вронской. М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство ACT», 2004.

63. Киршбаум Э.И., Еремеева А.И. Психологическая защита. 3-е изд. -М.: Смысл; СПб.: Питер, 2005.

64. Китаев-Смык J1.A. Психология стресса. М.: Наука, 1983.

65. Клейберг Ю.А. Социальная психология девиантного поведения: Учебное пособие для вузов. М.: ТЦ Сфера. 2004.

66. Ковалев Г.А. Психическое развитие ребенка и жизненная среда//Вопросы психологии. 1993. — №1. — С. 13 — 23.

67. Кон И.С. Ребенок и общество.М.: Наука, 1988. 270 с.

68. Конвенция ООН о правах ребенка.- М., 1999

69. Коптева С.И., Лобанов А.П. Познай себя: Актуал. пробл. Психологии самосознания. Учебн.-метод.пособие . Мн.: ООО «ФУАинформ», 2002.

70. Крайг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2001.

71. Кроль Л.М., Михайлова Е.Л. О том, что в зеркалах: очерки групповой психотерапии и тренинга. М.:»Класс», 1999.

72. Крюкова Т.Л. О методологии адаптации опросника диагностики совладающего (копинг) поведения//Психология и практика: Сборник науч. тр. Вып. l./Отв. ред. Соловьева В».А Кострома: Изд-во КГУ им. Н.А. Некрасова, 2001. — С. 66-72.

73. Крюкова Т.Л Психология совладающего поведения. Монография. Кострома: КГУ им.А.Н.Некрасова Студия оперативной полиграфии «Авантитул», 2004.

74. Крюкова Т.Д., Сапоровская М.В., Куфтяк Е.В. Психология семьи: семейный стресс и совладающее поведение. Кострома: РЦОИ «Эксперт -ЕГЭ», 2004.

75. Куфтяк Е.В. Совладающее поведение в семье, регулярно применяющей физические наказания детей Дис.канд. психол. наук. — Кострома, 2003.

76. Лангмейер Й., Матейчек 3. Психическая депривация в детском возрасте.- Прага, 1984.

77. Лапланш Ж., Поталис Ж. Защита //Самосознание и защитные механизмы личности. Хрестоматия. — Самара: Издательский Дом «БАХРАХ-М», 2003-С. 357-394.

78. Лешли Д. Работать с маленькими детьми, поощрять их развитие и решать проблемы: Пер с англ. М.: Просвещение, 1991. — 223 с.

79. Лисина М.И. Общение, личность и психика ребенка. М.: Московский психолого-социальный институт, Воронеж: НПО «МОДЭК», 2001.

80. Лисина М.И. Пути влияния семьи и детского учреждения на становление личности дошкольника//Психологические основы формирования личности в условиях общественного воспитания.- М., 1979.

81. Ломов Методологические и теоретические проблемы психологии. — М.:Наука, 1984. -446 с.

82. Лютова С.Н. Социальная психология личности (теория и практика): Курс лекций. М., 2002.

83. Майерс Д. Социальная психология. СПб.: Питер, 1996.

84. Маховер К. Проективный рисунок человека/ пер. с англ. М.: Смысл, 1996.

85. Махортова Г.Х. Расскажи сказку. Методика исследования детского самосознания. -М. Генезис, 1997.

86. Менинжер В., Лиф М. Психические механизмы // Самосознание и защитные механизмы личности. Хрестоматия. Самара: Издательский Дом «БАХРАХ-М», 2003 — С.509- 536.

87. Мещерякова С.Ю., Авдеева Н.Н., Ганошенко Н.И. Изучение психологической готовности к материнству как фактора развития последующих взаимоотношений матери и ребенка. http:// www.psychology.ru/library/

88. Миллер А. Драма одаренного ребенка и поиск собственного Я.М.: Академический проект, 2001.

89. Москаленко В.Д. Зависимость: семейная болезнь. 2-е изд., перераб. И доп.-М.: ПЕР СЭ, 2004.

90. Мухина B.C. Особенности развития личности детей, воспитывающихся в интернатных учреждениях /Воспитание и развитие детей в детском доме.-М., 1996.

91. Мухина B.C. Феноменология развития и бытия личности. М.: Московский психолого-социальный. институт, Воронеж: НПО «МОДЭК», 1999.

92. Мясищев В.Н.Психология отношений: избранные психологические труды. М.: Изд-во «Институт практической психологии»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995.

93. Налчаджян А. А. Психологические защитные механизмы // Самосознание и защитные механизмы личности. Хрестоматия. Самара: Издательский Дом «БАХРАХ-М», 2003 — С.395-481.

94. Нартова Бочавер С.К. «Coping Behavior» в системе понятий психологии личности//Психологический журнал. — Т. 18. — 1997. — №5. — С. 20-30.

95. Никольская И.М., Грановская P.M. Психологическая защита у детей. -СПб.: Речь, 2000.

96. Обозов Н.Н. Психология межличностных отношений. Киев: «Лыбидь», 1990.

97. Овчарова Р.В. Психологическое сопровождение родительства. М.: Изд-во Института психотерапии, 2003.

98. Осипова А.А. Справочник психолога по работе в кризисных ситуациях Ростов н / Д: Феникс, 2005.

99. Основы психологии семьи и семейного консультирования: Учеб. Пособие для студ. Высш.учеб.заведений/ Под общ. ред. Н.Н.Посысоева. -М: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2004.

100. Основы социально-психологических теорий. Учебное пособие для социологов, психологов, преподавателей и студентов / Под общей редакцией А.А. Бодалева, А.Н. Сухарева. М.: Международная педагогическая академия, 1995.

101. Осухова Н.Г. Психологическая помощь в трудных и экстремальных ситуациях: Учеб. Пособие для студ. высш. учеб. Заведений / Наталия Георгиевна Осухова. М.: Издательский центр «Академия», 2005. — 228 с.

102. Папоушек X., Папоушек М., Солоед К. Значение невербального общения в младенческом возрасте’для психического развития // Журнал практической психологии и психоанализа. № 4, 2001.

103. Плоткин М.М., Ширинский В.И. Семейное неблагополучие как фактор девиантного поведения детей // Семья в России. 1997. — №2, с.90-102.

104. Подобина О.Б. Совладающее поведение женщин на этапе принятия роли матери. Дис.канд. психол. наук. — Кострома, 2005.

105. Поселкова М.О. Особенности психического здоровья детей-сирот. Автореферат дисс. канд. мед. наук, 1998.

106. Прихожан A.M., Толстых Н.Н. Психология сиротства. 2-е изд. СПб Питер, 2005. -(Серия «Детскому психологу»).

107. Программы и методики социальной реабилитации семей групп «риска»: Научно-методическое пособие/ Под ред. Д.п.н., проф. Н.М.Платоновой. СПб.: Санкт-Петербургский государственный институт психологии и социальной работы, 2002.

108. Психологические проблемы российской семьи. Мат-лы Всероссийской научной конференции. В 2-х частях / Под ред. В.К.Шабельникова, А.Г.Лидерса. М., 2003. Ч. 1 2.

109. Психология детей с задержкой психического развития. Хрестоматия: Учебное пособие для студентов факультетов психологии. СПб.: Речь, 2003.

110. Психология аномального развития ребенка: Хрестоматия в 2 т/ Под редакцией В.В.Лебединского и М.К.Бардышевской. T.IT М.: ЧеРо: Высш.шк.: Изд-во МГУ, 2002.

111. Психология современного подростка / Под редакцией проф. Л.А.Регуш. СПб.: Речь, 2005. 400 с,

112. Раттер М. Помощь трудным детям. Пер. с англ. Е.Алексеевой, С.Нуровой. М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999.

113. Регуш Л.А. Наблюдение в практической психологии (характеристики, методики, упражнения). СПб.: Образование, 1996. — 148 с.

114. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога в образовании. М.: Владос, 1995.

115. Романова Е.В., Потемкина О.Ф. Графические методы в психологичекой диагностике. М.: Дилакт, 1992.

116. Романова Е.С., Гребенников Л.Р. Механизмы психологической защиты. Генезис. Функционирование. Диагностика. г.Мытищи. Издательство «Талант, 1990.

117. Самосознание и защитные механизмы личности. Хрестоматия. -Самара: Издательский дом «БАХРАХ-М», 2003.

118. Сапоровская М.В. Детско-родительские отношения и совладающее (копинг) поведение родителей как факторы школьной адаптации первоклассников: Дис.канд. психол. наук. Кострома, 2002.

119. Сатир В. Как строить себя и свою семью: Пер. с англ. -М.: Педагогика-Пресс, 1992.

120. Семаго Н.Я., Семаго М.М. Проблемные дети: Основы диагностической и коррекционной работы психолога. 2-е изд. испр. и доп. М.: АРКТИ, 2001.

121. Семья в психологической консультации / Под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина.-М., 1989.

122. Сирота Н.А. Копинг-поведение в подростковом возрасте. Дисс.док.мед.н. Бишкек-СПб: ПНИ, 1994.

123. Сирота Н.А. Делева B.C. Формирование активных копинг-стратегий как фактор профилактики созависимости // Ежегодник РПО. Психология созидания. Т.7, вып.1. Казань, 2000. С.202-203.

124. Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Программа формирования здорового жизненного стиля. Серия «Работающие программы». Выпкск 5. М., 2000.

125. Семья: стресс, копинг, адаптация. Проблемы психологии совладающего поведения в семейном контексте. Коллективная монография / Под ред. Т.Л.Крюковой, М.В.Сапоровской. Кострома: Изд-во КГУ им.А.Н.Некрасова, 2003.

126. Скиннер Р., Клииз Д. Семья и как в ней уцелеть.: Пер. с англ. М.: Независимая фирма «Класс», 1995. — 272 с.

127. Смирнова Е.О. Особенности общения и отношения к сверстникам у дошкольников, растущих без семьи.// Материалы конгресса по детской психиатрии 25-28 сентября, Москва, 2001. С.361-362.

128. Соколова Е.Д., Ф.Б.Березин, Т.В.Барлас Эмоциональный стресс: психологические механизмы, клинические проявления, психотерапия// Materia Medica. 1996.N 1(9). С. 5-25.

129. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. М.: Изд-во Московского ун-та, 1980.

130. Спиваковская А.С. Психотерапия: игра, детство, семья. В 2 т. М.: ЭКСМО- Пресс, 1999.

131. Тарт Г. Механизмы защиты // Самосознание и защитные механизмы личности. Хрестоматия. Самара: Издательский Дом «БАХРАХ-М», 2003 -С.482-508.

132. Тащёва А.И. Сочетание стратегий, воздействующих в работе с деструктивными отношениями в семье / Ежегодник РПО: Психология и практика. Вып. 2. Ярославль, 1998.,- Т.4. — С. 340-341.

133. Теория семейных систем Мюррея Боуэна: Основные понятия, методы и клиническая практика. М.: «Когито-Центр», 2005.

134. Фернхем А., Хейвен П. Личность и социальное поведение. СПб.: Питер, 2001.

135. Филиппов А.В., Ковалев С.В. Ситуация как элемент психологического тезауруса// Психологический журнал. 1986. — №1. — С. 14-21

136. Филиппова Г.Г. Психология материнства: Учебное пособие. — М.: Изд-во Института психотерапии, 2002.

137. Фрейд А. Теория и практика детского психоанализа. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. Т. 1.

138. Фромм Э. Искусство любить. Исследование природы любви/Пер. с англ. М.: Педагогика, 1990.

139. Хазова С.А. Совладающее поведение одаренных старшеклассников: Дис.канд. психол. наук. Кострома, 2002.

140. Хамитова И.Ю. Теория семейных систем Мюррея Боуэна // Журнал практической психологии и психоанализа. 2001. №3.

141. Хоментаускас Г.Т. Отражение межличностных отношений в диагностическом рисунке семьи: Автореферат дисс. канд. психол. наук. — М., 1985.

142. Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи: Книга для педагогов и родителей. М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2003.

143. Чумакова Е.В. Психологическая защита личности в системе детско-родительского взаимодействия. Дис.канд. психол. наук. — СПб, 1998.

144. Шванцара Й. Диагностика психического развития. Прага, 1978.

145. Шилов И.Ю. Фамилистика. (Психология и педагогика семьи). Практикум. СПб, ООО «Издательство «Петополис», 2000.

146. Шпиц Р.А. Поведение депривированных детей. // Психология аномального развития ребенка: Хрестоматия в 2 т./ Под редакцией В.В.Лебединского и М.К.Бардышевской. T.II. М.: ЧеРо: Высш.шк.: Изд-во МГУ, 2002 — С.192-194.

147. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. -СПб.: Издательство «Питер», 1999.

148. Эриксон Э. Детство и общество/Пер. с англ. СПб.: ООО «Речь», 2002.

149. Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. Киев: Государственная библиотека Украины для юношества, 1996.

150. Adolescent Stress. Causes and Consequences. / Ed. by M.E. Colten and S.

151. Gore. N.Y.: Aldine de Gruyter, 1991.

152. Aldwin, C.M. Stress, Coping, and Development: an integrative perspective. N.Y.: Guilford Press. 1994.

153. Azar, B.A. New Stress Paradigm for Women // Monitor on Psychology. Vol. 31, No. 7, July/August 2000.

154. Boekaertis, M. Coping with Stress in Childhood and Adolescence / Handbook of Coping: Theory. Research. Applications / Ed. by M. Zeidner, N. Endler, N.Y.: Wiley & Sons. 1996. P. 452-484.

155. Boss, P. Family Stress Management. Newbury Park, CA: Sage Publications. 1999.

156. Families as Relationships / Ed. by R. Milardo, S. Duck. Wiley & Sons. 2000.

157. Frydenberg, E. Adolescent Coping. Theoretical and Research Perspectives. Routhledge. London andN.Y. 1997.

158. Handbook of Coping: Theory. Research. Applications /Ed. by M. Zeidner, N. Endler, N.Y.: Wiley & Sons. 1996.

159. Handbook of Health Psychology / Ed. by A. Baum, T.A. Revenson, J.E. Singer. N.J.: Lawrence Erlbaum Ass. 2001.

160. Hill, R. Families under Stress. RY.: Harper & Row. 1949.

161. Grolnik, W.S. The Psychology of Parental Control. Lawrence Erlbaum Ass. Inc., Publishers. 2002.

162. Kendall-Tackett, K.A., Klaus, P., Klaus, M.H. The Hidden Feelings of Motherhood: Coping with Stress, Depression, & Burnout. New Harbinger. 2001.

163. Lazarus, R.S. Emotion and Adaptation. RY: Oxford University Press. 1991.

164. Ryan, N.M. Stress-Coping Strategies Identified from School Age Children’s Perspective // Research in Nursing and Health. 1989. No. 12.

165. Seiffge Krenke, I. Stress, Coping and Relationships in Adolescence. Lawrence Erlbaum Ass. Inc., Publishers. 1995.

166. Stress and the Family. Vol.1. Coping with Normative Transitions / Ed. by H. I. McCubbin, C. R. Figley. Brunner / Mazel Publishers, New York. 1983.

167. Stress and the Family. Vol. 2.Coping with Catastrophe / Ed. by H.I. MucCubbin, C.R. Figley. Brunner/ Mazel Publishers, New York. 1983.

168. Stress, Coping and Resiliency in Children and Families /Ed. by E.M. Hetherington, E.A. Blechman. Lawrence Erlbaum Ass. Inc., Publishers. Mahwah, New Jersey. 1996.

169. Taylor, Sh. E. Health Psychology. McGraw Hills, Inc. 1995.

170. Vaillant, G. Adaptation to Life. Little, Brown, Boston, Mass. 1977.

Совладающее поведение: аналитический обзор зарубежных исследований

Рубрика: 2. История психологии

Опубликовано в

Дата публикации: 05.02.2015

Статья просмотрена: 6699 раз

Библиографическое описание:

Гарбер, А. Н. Совладающее поведение: аналитический обзор зарубежных исследований / А. Н. Гарбер. — Текст : непосредственный // Актуальные вопросы современной психологии : материалы III Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2015 г.). — Челябинск : Два комсомольца, 2015. — С. 17-19. — URL: https://moluch.ru/conf/psy/archive/157/7325/ (дата обращения: 09.04.2021).

Проблема совладающего поведения личности в стрессовых ситуациях стала разрабатываться в психологии с начала XX века. Данной теме посвящено большое количество теоретических и эмпирических исследований, в ходе которых были выявлены: основы методологии, проблема дефиниций, сущность феномена, специфика действия и влияния на адаптацию, а также возрастные, гендерные и культурные особенности.

На современном этапе развития психологии существует несколько подходов к изучению понятия совладающего поведения. В западной литературе совладающее поведение подразумевает под собой два феномена: психологическая защита и копинг-поведение. Понятие «психологическая защита» (defensive behavior) сформировалось в психоаналитических воззрениях З. Фрейда, и впервые было упомянуто в его работе «Защитные нейропсихозы» (1894). Затем данное понятие было более подробно рассмотрено Анной Фрейд и представлено в ее работе «Психология «Я» и защитные механизмы» (1993). Согласно психоаналитическому подходу, психологическая защита является механизмом, направленным на снижение напряжения и тревоги в ситуации интрапсихического конфликта с целью сохранения целостности и адаптации личности. И характеризуется двумя основными критериями: бессознательностью и непроизвольностью.

Позже в 1962 году в психологической литературе появился термин «копинг» (coping). Л.Мэрфи употребил его при изучении способов преодоления кризисов развития у детей [. Понятие «coping» произошло от английского слова «cope» и переводится, как «справляться», «совладать». Л. Мэрфи выявил соотношение копинг-поведения и индивидуально — типологических особенностей личности, и прошлого опыта совладания со стрессом; а также обозначил две составляющие части копинга — когнитивная и поведенческая.

Дальнейшее развитие проблемы копинга и разработка основных ее положений связаны с когнитивной моделью Р. Лазаруса (1966). Им была написана книга «Психологический стресс и процесс совладания с ним», в которой автор представил описание осознанных стратегий совладания со стрессом, с ситуациями напряжения и тревоги [7]. По мнению Р. Лазаруса, в основе регулирования взаимодействия личности с внешней средой лежит непрерывно меняющийся процесс когнитивной оценки, преодоления и эмоциональной переработки [12]. Когнитивная оценка ситуации предполагает «первичное» и «вторичное» восприятие. Изначально индивид определяет проблемное событие как неустойчивое и опасное, затем, учитывая степень воздействия и свойства стресс-фактора, свои личностные особенности, осуществляет подбор вариантов совладания. Выше перечисленные процессы приводят к становлению определенных форм копинг-поведения. Р. Лазарус определил копинг как «стремление к решению проблем, которое проявляет индивид в ситуации (связанной с опасностью или большим успехом), имеющий условия для активизации адаптивных возможностей, с целью сохранения физического, личностного и социального благополучия» [11]. С опорой на данную дефиницию была представлена трехфакторная модель копинг-механизмов, включающих в себя копинг-стратегии, копинг-ресурсы и копинг-поведение [6, 11]. Копинг-стратегии служат основой этой модели и, определяются как реакция личности на возникающую опасность с целью ее преодоления. Копинг-ресурсы относятся к сравнительно устойчивым характеристикам личности, служат поддержкой внутреннего состояния индивида в процессе совладания со стрессом и способствуют расширению репертуара копинг-стратегий. Копинг-поведение — это поведение обусловленное наличием внешних и внутренних ресурсов в сочетании с использованием копинг-стратегий. Данная трехфакторная модель копинг-механизмов Р. Лазаруса является отправной точкой всех последующих исследований в этой области.

Н. Хаан (1977) разграничила понятия копинга и механизмов психологической защиты [9]. Копинг понимается как процесс, характеризующийся целенаправленностью, гибкостью и актуальностью в выборе действий по совладанию со стрессом. Психологическая защита, в свою очередь, представляют собой пассивные и ригидные формы, искажающие или вытесняющие реальность. То есть, можно говорить о механизме психологической защиты, ориентированном на нивелировании интрапсихических переживаний, и о копинге, ориентированном на сознательное изменение ситуации.

С каждым десятилетием внимание к проблеме совладающего поведения возрастало, увеличивалось количество теоретических разработок и практических исследований [5,6,9,10]. Р. Лазарус и С. Фолкман выделили два направления копинг-стратегий. Это проблемно-фокусированные стратегии, среди которых планирование решения проблемы, поиск социальной поддержки. Они подразумевают рациональный подход, анализ ситуации, поиск дополнительной информации, подбор путей выхода из проблемной ситуации. И эмоционально-фокусированные стратегии, ориентированные на эмоциональное реагирование в ситуации стресса. Среди них конфронтация, самоконтроль, дистанцирование, позитивная переоценка, принятие ответственности, бегство — избегание.

Р. Моос и Дж. Шефер (1986) выделили три вида копинга:

1) Оценочно-фокусированный копинг, который включает в себя логический анализ, когнитивную переоценку или определение значимости события, умственные формы планирования, а также когнитивное избегание или отказ;

2) Проблемно-фокусированный копинг подразумевает поиск дополнительной информации и поддержки, принятие действий по разрешению проблемы и, в связи с этим, прогнозирование вариантов исхода;

3) Эмоционально-фокусированный копинг включает в себя эффективное управление собственными эмоциями и чувствами, эмоциональную разгрузку и покорное принятие [13]. Таким образом, авторы выделили когнитивный, поведенческий и эмоциональный копинги, и говорили о том, что для успешного совладания со стрессовой ситуацией необходимо равное соотношение каждого из них.

В ряде работ копинг-стратегии различают с учетом степени адаптивных возможностей. Так Р. Моос и А. Биллингс (1984) [3,4] представили адаптивные и малоадаптивные копинг-стратегии. К адаптивным стратегиям авторы отнесли решение проблемы и поиск социальной поддержки, к малоадаптвным — самообвинение и избегание. Е. Хэйм (1988) [10] в каждой из сфер реализации копинг-стратегий (когнитивная, поведенческая, эмоциональная) выделил адаптивные, частично адаптивные и неадаптивные стратегии. Дж. Амирхам (1999) полагал, что тип и сила воздействия стресс — фактора не влияет на выбор индивидом определенной стратегии совладания и определял эти стратегии как устойчивые характеристики, разделив их на адаптивные и неадаптивные стратегии [2]. В свою очередь, С. Мадди (1999) в качестве критерия классификации выбрал интенсивность и разделил все стратегии совладания на активные (жизнестойкое совладание) и пассивные с использованием неконструктивных стратегий [14]. Основа классификации Э. Фрайденберг (2004) определяется через меру эффективности или неэффективности и предполагает следующие типы: продуктивный копинг — когнитивный анализ и сохранность оптимистичной составляющей; непродуктивный копинг-стратегия избегания; и обособленно стоит «обращение к другим», так как является неоднозначной стратегией [8].

Особое внимание в зарубежной психологии уделяется систематизации копинг-стратегий, предложенной Э. Скиннер (2006) и названной как «семейство копингов». Оно включает в себя двенадцать разделов, среди которых разрешение проблемы, поиск информации, беспомощность, избегание, уверенность в себе, поиск поддержки, делегирование, социальная изоляция, приспособление, переговоры, покорность, сопротивление. Каждый раздел имеет свои собственные стратегии, сходные по направленности и функциям. Например, «решение проблемы» как категория более высокого порядка, включает в себя не только генерирование разрешения проблемной ситуации, но и другие способы совладания, предназначенные координировать действия по получению желаемого результата и предотвращению отрицательных последствий, такие как планирование, принятие решений, выбор инструментария, прилагаемые усилия и коррекция. Кроме того, некоторые из семейств имеют взаимодополняющие адаптивные функции. Так, поиск поддержки в сочетании с уверенностью в себе позволяют личности управлять копинг-стратегиями на этапе их развития; а переговоры с адаптацией приводят к согласованию целей и имеющихся возможностей. Изучение семейств высшего порядка помогает прояснить сложную структуру копинга и выявить его адаптивные функции.

Иной взгляд на проблему совладающего поведения предложил Дж. Вэйллант (2011). По мнению автора, если реакция на стресс может быть рассмотрена с двух точек зрения — патологические процессы или совладание, то преодолевающее поведение в стрессе может быть разделено на три основные категории. Первая копинг-категория включает в себя произвольное получение помощи и поддержки от другого, например, путем мобилизации социальной поддержки. Вторая копинг-категория предполагает такие произвольные стратегии как сбор информации, умение предвидеть опасность и отрепетировать ответы на нее. Данная категория соответствует когнитивным стратегиям теории Р. Лазаруса и С. Фолкмана. Третья копинг-категория является непроизвольной и влечет за собой развертывание бессознательных устойчивых механизмов (альтруизм, юмор, сублимация и др.), приводящих к снижению мешающих или травмирующих эффектов от внезапного стресса. Таким образом, по мнению Дж. Вэйлланта, стойкость и адаптация индивида может быть определена как способность восстанавливаться вслед за стрессом посредством адаптивных здоровых стратегий.

Проведенный обзор зарубежных исследований, посвященных совладающему поведению, позволил выполнить сравнительный анализ существующих взглядов на проблему адаптации и преодоления индивидом стрессовых ситуаций, представить множественность классификаций копинг-стратегий, а также рассмотреть меру их эффективности или неэффективности. Таким образом, аналитический обзор позволяет создать возможность для всестороннего и более полного представления о механизмах совладания, с целью разработок, ориентированных на решение прикладных задач.

1. Никольская И. М., Грановская Р. М. Психологическая защита у детей. — С — Пб: Речь, 2000.

2. Amirkhan J. H. Seeking person-related predictors of coping: Exploratory analyses // European Journal of Personality. 1999.

3. Billings, A. G., & Moos, R. H. The role of coping responses and social resources in attenuating the impact of stressful life events. Journal of Behavioral Medicine, 1981.

4. Billings, A. G., & Moos, R. H. Coping, stress, and social resources among audits with unipolar depression. Journal of Personality andSocial Psychology, 1984.

5. Folkman S., Lazarus, R.S. // J. Hlth Soc. Behav/ — 1980. — Vol. 21.

6. Folkman S., // J. Person. Soc. Psychol. — 1984. — Vol. 46, N 5.

7. Frydenberg E. Beyond Coping. Meeting goals, visions and challenges. — Oxford University Press, 2002.

8. Frydenberg E. Coping сompetencies // Theory into Practice. 2004.

9. Haan N. // Handbook of Stress: Theoreticaland Clinical Aspects / Eds L. Goldberger, S. Breznitz. — New York, 1982.

10. Heim E/ // Psychother. Psychosom. Med. Psychol. — 1988.

11. Lazarus, R.S. // Models for Clinical Psychopathology. — Ney York, 1981.

12. Lazarus, R.S., Folkman, S., Stress, appraisal, and coping. New York: Springer, 1984.

13. Moos R. H., Schaefer J. A. // Life Transitions and Crises: A Conceptual Overview/ Eds. Coping with life crises: An integrated approach (3-28). — 1986.

14. Maddi S. R. The personality construct of hardiness: Effects on experiencing, coping, and strain // Consulting Psychology Journal: Practice and Research, 1999.

Похожие статьи

психологическая защита, стратегия, социальная поддержка.

социальная поддержка, синдром выгорания, ситуация, стратегия, поведение, уровень выгорания, стратегия совладания, критерий эффективности, эмоциональное истощение, стрессовая ситуация, трудность. Особенности копингстратегий у студентов педагогического.

Проблема совладающего поведения в психологической.

Работы, касающиеся проблемы совладания с трудностями являются различными, что отражается вклассификации этого феномена у разных авторов (таблица 1). Таблица 1 – классификация копинг-поведения и копингстратегий.

психологическая защита, стратегия, социальная поддержка.

Совладающее поведение: аналитический обзор зарубежных. психологическая защита, стратегия, социальная поддержка, разрешение проблемы, дополнительная информация, процесс совладания, проблемная ситуация, поиск поддержки, модель.

Особенности копинг-поведения в подростковом возрасте

 преобладание копингстратегий избегания над стратегиями разрешения проблем и поиска социальной поддержки

Происходит активное становление копингстратегий как способов совладания с жизненными трудностями в процессе интенсивного развития познавательных.

Особенности копингстратегий у студентов педагогического.

52 % испытуемых присущи копингстратегии поведения, направленные на поиск социальной поддержки, которые позволяют при помощи внешних социальных ресурсов успешно совладать со стрессовой ситуацией.

Копингстратегии у военнослужащих срочной и контрактной.

Копингстратегии у военнослужащих срочной и контрактной службы с разным уровнем фрустрации.

Для совладания со стрессовыми ситуациями человек на протяжении своей жизни

Вероятно, поэтому столь часто прибегают к стратегии поиска социальной поддержки.

Проблема совладающего поведения и стрессоустойчивости.

Полезная информация. Спецвыпуски. Как опубликовать статью.

Внутриличностные механизмы преодоления стрессовых состояний представлены механизмами психологических защит и механизмами совладания (coping).

Копингстратегии подростков с разным типом психического.

Анализ данных, полученных в ходе исследования копингстратегий методикой «Опросник способов совладающего поведения» (Р.Лазарус и С.Фолкман), показал преобладание в эмпирической группе таких способов совладания, как поиск социальной поддержки.

Возможности внутриличностных защит и стратегий совладания.

Проблема соотношения стратегий преодоления (совладания) и психологической защиты очевидна и продолжается до настоящего времени. Теоретическое и методическое разграничение психологической защиты (защитных механизмов).

Совладающее поведение: аналитический обзор зарубежных исследований

Рубрика: 2. История психологии

Опубликовано в

Дата публикации: 05.02.2015

Статья просмотрена: 6699 раз

Библиографическое описание:

Гарбер, А. Н. Совладающее поведение: аналитический обзор зарубежных исследований / А. Н. Гарбер. — Текст : непосредственный // Актуальные вопросы современной психологии : материалы III Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2015 г.). — Челябинск : Два комсомольца, 2015. — С. 17-19. — URL: https://moluch.ru/conf/psy/archive/157/7325/ (дата обращения: 09.04.2021).

Проблема совладающего поведения личности в стрессовых ситуациях стала разрабатываться в психологии с начала XX века. Данной теме посвящено большое количество теоретических и эмпирических исследований, в ходе которых были выявлены: основы методологии, проблема дефиниций, сущность феномена, специфика действия и влияния на адаптацию, а также возрастные, гендерные и культурные особенности.

На современном этапе развития психологии существует несколько подходов к изучению понятия совладающего поведения. В западной литературе совладающее поведение подразумевает под собой два феномена: психологическая защита и копинг-поведение. Понятие «психологическая защита» (defensive behavior) сформировалось в психоаналитических воззрениях З. Фрейда, и впервые было упомянуто в его работе «Защитные нейропсихозы» (1894). Затем данное понятие было более подробно рассмотрено Анной Фрейд и представлено в ее работе «Психология «Я» и защитные механизмы» (1993). Согласно психоаналитическому подходу, психологическая защита является механизмом, направленным на снижение напряжения и тревоги в ситуации интрапсихического конфликта с целью сохранения целостности и адаптации личности. И характеризуется двумя основными критериями: бессознательностью и непроизвольностью.

Позже в 1962 году в психологической литературе появился термин «копинг» (coping). Л.Мэрфи употребил его при изучении способов преодоления кризисов развития у детей [. Понятие «coping» произошло от английского слова «cope» и переводится, как «справляться», «совладать». Л. Мэрфи выявил соотношение копинг-поведения и индивидуально — типологических особенностей личности, и прошлого опыта совладания со стрессом; а также обозначил две составляющие части копинга — когнитивная и поведенческая.

Дальнейшее развитие проблемы копинга и разработка основных ее положений связаны с когнитивной моделью Р. Лазаруса (1966). Им была написана книга «Психологический стресс и процесс совладания с ним», в которой автор представил описание осознанных стратегий совладания со стрессом, с ситуациями напряжения и тревоги [7]. По мнению Р. Лазаруса, в основе регулирования взаимодействия личности с внешней средой лежит непрерывно меняющийся процесс когнитивной оценки, преодоления и эмоциональной переработки [12]. Когнитивная оценка ситуации предполагает «первичное» и «вторичное» восприятие. Изначально индивид определяет проблемное событие как неустойчивое и опасное, затем, учитывая степень воздействия и свойства стресс-фактора, свои личностные особенности, осуществляет подбор вариантов совладания. Выше перечисленные процессы приводят к становлению определенных форм копинг-поведения. Р. Лазарус определил копинг как «стремление к решению проблем, которое проявляет индивид в ситуации (связанной с опасностью или большим успехом), имеющий условия для активизации адаптивных возможностей, с целью сохранения физического, личностного и социального благополучия» [11]. С опорой на данную дефиницию была представлена трехфакторная модель копинг-механизмов, включающих в себя копинг-стратегии, копинг-ресурсы и копинг-поведение [6, 11]. Копинг-стратегии служат основой этой модели и, определяются как реакция личности на возникающую опасность с целью ее преодоления. Копинг-ресурсы относятся к сравнительно устойчивым характеристикам личности, служат поддержкой внутреннего состояния индивида в процессе совладания со стрессом и способствуют расширению репертуара копинг-стратегий. Копинг-поведение — это поведение обусловленное наличием внешних и внутренних ресурсов в сочетании с использованием копинг-стратегий. Данная трехфакторная модель копинг-механизмов Р. Лазаруса является отправной точкой всех последующих исследований в этой области.

Н. Хаан (1977) разграничила понятия копинга и механизмов психологической защиты [9]. Копинг понимается как процесс, характеризующийся целенаправленностью, гибкостью и актуальностью в выборе действий по совладанию со стрессом. Психологическая защита, в свою очередь, представляют собой пассивные и ригидные формы, искажающие или вытесняющие реальность. То есть, можно говорить о механизме психологической защиты, ориентированном на нивелировании интрапсихических переживаний, и о копинге, ориентированном на сознательное изменение ситуации.

С каждым десятилетием внимание к проблеме совладающего поведения возрастало, увеличивалось количество теоретических разработок и практических исследований [5,6,9,10]. Р. Лазарус и С. Фолкман выделили два направления копинг-стратегий. Это проблемно-фокусированные стратегии, среди которых планирование решения проблемы, поиск социальной поддержки. Они подразумевают рациональный подход, анализ ситуации, поиск дополнительной информации, подбор путей выхода из проблемной ситуации. И эмоционально-фокусированные стратегии, ориентированные на эмоциональное реагирование в ситуации стресса. Среди них конфронтация, самоконтроль, дистанцирование, позитивная переоценка, принятие ответственности, бегство — избегание.

Р. Моос и Дж. Шефер (1986) выделили три вида копинга:

1) Оценочно-фокусированный копинг, который включает в себя логический анализ, когнитивную переоценку или определение значимости события, умственные формы планирования, а также когнитивное избегание или отказ;

2) Проблемно-фокусированный копинг подразумевает поиск дополнительной информации и поддержки, принятие действий по разрешению проблемы и, в связи с этим, прогнозирование вариантов исхода;

3) Эмоционально-фокусированный копинг включает в себя эффективное управление собственными эмоциями и чувствами, эмоциональную разгрузку и покорное принятие [13]. Таким образом, авторы выделили когнитивный, поведенческий и эмоциональный копинги, и говорили о том, что для успешного совладания со стрессовой ситуацией необходимо равное соотношение каждого из них.

В ряде работ копинг-стратегии различают с учетом степени адаптивных возможностей. Так Р. Моос и А. Биллингс (1984) [3,4] представили адаптивные и малоадаптивные копинг-стратегии. К адаптивным стратегиям авторы отнесли решение проблемы и поиск социальной поддержки, к малоадаптвным — самообвинение и избегание. Е. Хэйм (1988) [10] в каждой из сфер реализации копинг-стратегий (когнитивная, поведенческая, эмоциональная) выделил адаптивные, частично адаптивные и неадаптивные стратегии. Дж. Амирхам (1999) полагал, что тип и сила воздействия стресс — фактора не влияет на выбор индивидом определенной стратегии совладания и определял эти стратегии как устойчивые характеристики, разделив их на адаптивные и неадаптивные стратегии [2]. В свою очередь, С. Мадди (1999) в качестве критерия классификации выбрал интенсивность и разделил все стратегии совладания на активные (жизнестойкое совладание) и пассивные с использованием неконструктивных стратегий [14]. Основа классификации Э. Фрайденберг (2004) определяется через меру эффективности или неэффективности и предполагает следующие типы: продуктивный копинг — когнитивный анализ и сохранность оптимистичной составляющей; непродуктивный копинг-стратегия избегания; и обособленно стоит «обращение к другим», так как является неоднозначной стратегией [8].

Особое внимание в зарубежной психологии уделяется систематизации копинг-стратегий, предложенной Э. Скиннер (2006) и названной как «семейство копингов». Оно включает в себя двенадцать разделов, среди которых разрешение проблемы, поиск информации, беспомощность, избегание, уверенность в себе, поиск поддержки, делегирование, социальная изоляция, приспособление, переговоры, покорность, сопротивление. Каждый раздел имеет свои собственные стратегии, сходные по направленности и функциям. Например, «решение проблемы» как категория более высокого порядка, включает в себя не только генерирование разрешения проблемной ситуации, но и другие способы совладания, предназначенные координировать действия по получению желаемого результата и предотвращению отрицательных последствий, такие как планирование, принятие решений, выбор инструментария, прилагаемые усилия и коррекция. Кроме того, некоторые из семейств имеют взаимодополняющие адаптивные функции. Так, поиск поддержки в сочетании с уверенностью в себе позволяют личности управлять копинг-стратегиями на этапе их развития; а переговоры с адаптацией приводят к согласованию целей и имеющихся возможностей. Изучение семейств высшего порядка помогает прояснить сложную структуру копинга и выявить его адаптивные функции.

Иной взгляд на проблему совладающего поведения предложил Дж. Вэйллант (2011). По мнению автора, если реакция на стресс может быть рассмотрена с двух точек зрения — патологические процессы или совладание, то преодолевающее поведение в стрессе может быть разделено на три основные категории. Первая копинг-категория включает в себя произвольное получение помощи и поддержки от другого, например, путем мобилизации социальной поддержки. Вторая копинг-категория предполагает такие произвольные стратегии как сбор информации, умение предвидеть опасность и отрепетировать ответы на нее. Данная категория соответствует когнитивным стратегиям теории Р. Лазаруса и С. Фолкмана. Третья копинг-категория является непроизвольной и влечет за собой развертывание бессознательных устойчивых механизмов (альтруизм, юмор, сублимация и др.), приводящих к снижению мешающих или травмирующих эффектов от внезапного стресса. Таким образом, по мнению Дж. Вэйлланта, стойкость и адаптация индивида может быть определена как способность восстанавливаться вслед за стрессом посредством адаптивных здоровых стратегий.

Проведенный обзор зарубежных исследований, посвященных совладающему поведению, позволил выполнить сравнительный анализ существующих взглядов на проблему адаптации и преодоления индивидом стрессовых ситуаций, представить множественность классификаций копинг-стратегий, а также рассмотреть меру их эффективности или неэффективности. Таким образом, аналитический обзор позволяет создать возможность для всестороннего и более полного представления о механизмах совладания, с целью разработок, ориентированных на решение прикладных задач.

1. Никольская И. М., Грановская Р. М. Психологическая защита у детей. — С — Пб: Речь, 2000.

2. Amirkhan J. H. Seeking person-related predictors of coping: Exploratory analyses // European Journal of Personality. 1999.

3. Billings, A. G., & Moos, R. H. The role of coping responses and social resources in attenuating the impact of stressful life events. Journal of Behavioral Medicine, 1981.

4. Billings, A. G., & Moos, R. H. Coping, stress, and social resources among audits with unipolar depression. Journal of Personality andSocial Psychology, 1984.

5. Folkman S., Lazarus, R.S. // J. Hlth Soc. Behav/ — 1980. — Vol. 21.

6. Folkman S., // J. Person. Soc. Psychol. — 1984. — Vol. 46, N 5.

7. Frydenberg E. Beyond Coping. Meeting goals, visions and challenges. — Oxford University Press, 2002.

8. Frydenberg E. Coping сompetencies // Theory into Practice. 2004.

9. Haan N. // Handbook of Stress: Theoreticaland Clinical Aspects / Eds L. Goldberger, S. Breznitz. — New York, 1982.

10. Heim E/ // Psychother. Psychosom. Med. Psychol. — 1988.

11. Lazarus, R.S. // Models for Clinical Psychopathology. — Ney York, 1981.

12. Lazarus, R.S., Folkman, S., Stress, appraisal, and coping. New York: Springer, 1984.

13. Moos R. H., Schaefer J. A. // Life Transitions and Crises: A Conceptual Overview/ Eds. Coping with life crises: An integrated approach (3-28). — 1986.

14. Maddi S. R. The personality construct of hardiness: Effects on experiencing, coping, and strain // Consulting Psychology Journal: Practice and Research, 1999.

Похожие статьи

психологическая защита, стратегия, социальная поддержка.

социальная поддержка, синдром выгорания, ситуация, стратегия, поведение, уровень выгорания, стратегия совладания, критерий эффективности, эмоциональное истощение, стрессовая ситуация, трудность. Особенности копингстратегий у студентов педагогического.

Проблема совладающего поведения в психологической.

Работы, касающиеся проблемы совладания с трудностями являются различными, что отражается вклассификации этого феномена у разных авторов (таблица 1). Таблица 1 – классификация копинг-поведения и копингстратегий.

психологическая защита, стратегия, социальная поддержка.

Совладающее поведение: аналитический обзор зарубежных. психологическая защита, стратегия, социальная поддержка, разрешение проблемы, дополнительная информация, процесс совладания, проблемная ситуация, поиск поддержки, модель.

Особенности копинг-поведения в подростковом возрасте

 преобладание копингстратегий избегания над стратегиями разрешения проблем и поиска социальной поддержки

Происходит активное становление копингстратегий как способов совладания с жизненными трудностями в процессе интенсивного развития познавательных.

Особенности копингстратегий у студентов педагогического.

52 % испытуемых присущи копингстратегии поведения, направленные на поиск социальной поддержки, которые позволяют при помощи внешних социальных ресурсов успешно совладать со стрессовой ситуацией.

Копингстратегии у военнослужащих срочной и контрактной.

Копингстратегии у военнослужащих срочной и контрактной службы с разным уровнем фрустрации.

Для совладания со стрессовыми ситуациями человек на протяжении своей жизни

Вероятно, поэтому столь часто прибегают к стратегии поиска социальной поддержки.

Проблема совладающего поведения и стрессоустойчивости.

Полезная информация. Спецвыпуски. Как опубликовать статью.

Внутриличностные механизмы преодоления стрессовых состояний представлены механизмами психологических защит и механизмами совладания (coping).

Копингстратегии подростков с разным типом психического.

Анализ данных, полученных в ходе исследования копингстратегий методикой «Опросник способов совладающего поведения» (Р.Лазарус и С.Фолкман), показал преобладание в эмпирической группе таких способов совладания, как поиск социальной поддержки.

Возможности внутриличностных защит и стратегий совладания.

Проблема соотношения стратегий преодоления (совладания) и психологической защиты очевидна и продолжается до настоящего времени. Теоретическое и методическое разграничение психологической защиты (защитных механизмов).